1076
0
Синочкин Дмитрий Юрьевич

Весенние хроники

Дайджест. В апреле достойных внимания публикаций как никогда много – и про рынок, и про новые нормативные акты. Так что даже не все важные статьи попали в наш дайджест. То ли сфера недвижимости действительно накануне больших перемен. То ли имеет место традиционное для весны обострение хронических недугов…

«В реестре не значится» - под таким заголовком «Новая газета» от 4 апреля публикует итоги расследования. Оказывается, еще в 2006 году областной комитет по культуре вывел из под охраны 363 объекта культурного наследия. Причем это сделали без положенной по закону историко-культурной экспертизы. Теперь этот давний приказ регулярно всплывает в ходе каждого очередного скандала: почему-де та или иная усадьба разваливается? – А не представляет ценности. Почему ценный участок с историческим парком оказался у частника? – По той же причине.

В суде у активистов есть шанс доказать свою правоту, хотя и не безусловный.

В скорбный «список 363» попали и усадьба Коцебу – Бальц (Домашово), XIX век, и усадьба Веймарна – Шемиот (Кайболово), XIX век, и усадебный комплекс «Лопец» (Волосовский район), в 1882 году купленный Богуславом Гейденрейхом, и десятки других достопримечательностей.

 

«Рынок аренды жилья: наниматели голосуют ногами», сообщает сайт Bn.ru 7 апреля. Арендные ставки на жилье плавно снижаются. В конце марта средняя цена предложения за «единичку» составила 20,2 тыс. руб. в месяц. Ровно год назад арендная ставка была выше на 200 руб. Аналогичное снижение наблюдается и в сегменте комнат: с 11,1 тыс. руб. в месяц средняя цена за год уменьшилась до 10,9 тыс. руб. Еще более заметно подешевели двухкомнатные квартиры – с 27 тыс. до 26,5 тыс. руб.

За год изменилась и структура спроса: например, в марте 2015-го больше всего заявок от арендаторов поступало на «единички» в Московском районе по цене до 21 тыс. руб. в месяц. В марте этого года лидером спроса стали комнаты в Выборгском районе – и не дороже 10,2 тыс. руб. Проще говоря: год назад люди, планирующие (впервые или после длительного перерыва) арендовать жилье в Петербурге, чаще ориентировались на однокомнатные квартиры, а сегодня, на фоне снижения уровня доходов, многие изначально нацелены на комнату.

 

«Коммерсант-daily» от 18 апреля размещает статью «В лесу документы не спросят»:

юристы Минэкономики готовы амнистировать недвижимость, построенную на землях лесного фонда. Опубликован законопроект с поправками в Земельный кодекс и другие законодательные акты, которыми легализуются участки, находящиеся на землях лесного фонда. В ведомстве ссылаются на постановление президиума Высшего арбитражного суда от 24 июня 2014 года, где говорится, что подавляющее большинство лесных участков, которые были учтены и на которые было зарегистрировано право собственности РФ,— лесничества. Они занимают площади до нескольких миллионов гектаров, с многоконтурными границами, наличием внутри населенных пунктов, дорог, водных объектов, садоводческих и дачных товариществ. При этом количество пересечений и спорных вопросов по границам и площади каждого из таких участков не позволит поставить их надлежащим образом на кадастровый учет долгие годы.

Ведомство предлагает легализовать участки, если право на них возникло до 1 января 2007 года. Кадастровая палата в течение месяца с момента поступления заявления от владельца такого участка (об отнесении надела к другой категории земель) обязана внести изменения в кадастр. Вопросы соответствия новых границ генпланам населенных пунктов законопроект предлагает решать местным властям с привлечением представителей Минприроды.

 

Эссе Анатолия Наймана «Внутри Содома, но дома» публикует «Новая газета» от 14 апреля. Основная тема текста – «Родные стены как преграда натиску властных инструкций».

Для Наймана дом – это место, «где можно быть собой в полной мере». Это - роскошь, она рассчитана на защищенность домом. «Дом — фундамент независимой личности. Как таковой он враждебен «государству» — по крайней мере, нашему нынешнему. Разумеется, он не «крепость» из старой доброй английской максимы. Но дотянуться до нас и сделать нам бяку на работе, в ресторане, в бассейне государству несравненно проще, чем когда мы дома».

«Частная жизнь есть форма существования человечества, заданная испокон и апробированная. Небезупречная, но лучшая из приемлемых».

Дом «торчит вне схемы подчинения инструкциям, которые власть навязывает гражданам».

 

«Деньги дольщиков пропали между "Белым городом" и "Немецкой деревней"», сообщает «Коммерсант-daily» от 18 апреля.

Подмосковная история: генерального директора компании "Сабидом" Алексея Кишенкова обвиняют в совершении крупного мошенничества. По данным следствия, компания собрала с сотен дольщиков подмосковных поселков "Белый город" и "Немецкая деревня" 4,5 млрд руб., перевела их на счета мелких подрядчиков, а затем присвоила.

История получила дополнительную огласку, когда одна из потерпевших обратилась по «прямой линии» к президенту.

К весне 2015 года в "Белом городе" было возведено менее четверти обещанных коттеджей. Возмущенные пайщики обратились к инвестору, им ответили, что из-за нехватки средств вообще заморозят строительство. Далее подключились прокуратура и ОБЭП. Г-на Кишенкова арестовали, после обращения к первому лицу суд оставил его под стражей. Поможет ли это вернуть деньги – непонятно.

 

«Известия» вдруг озаботились строительством многоквартирных домов на землях ИЖС. (Публикация от 19 апреля: «Жильцам «многоэтажек на шести сотках» помогут власти и общественники»). Причем в неожиданном ракурсе: понятно, что самострой надо сносить – а вот как быть с покупателями (во многих случаях – с жителями) таких объектов?

На площадке Совета по правам человека при президенте РФ (СПЧ) прошло закрытое совещание межведомственной рабочей группы по этой проблеме. С участием представителей Минсельхоза, МЭР, Генпрокуратуры, профильных комитетов Госдумы и экспертов. Выяснили: статистики нет, точных сведений о количестве таких объектов нет, юридически корректных рецептов выхода из такой ситуации тоже не наблюдается.

Пока решили помочь тем, у кого такое жилье - единственное, а также льготникам. Рассматривается и легализация таких домов, прежде всего - там, где экспертиза показала их безопасность, а подключение к коммуникациям возможно.

Такая инициатива дает шанс обитателям «спорных» домов в Коломягах, а также организаторам проекта «Водолей-2» в Сестрорецке.

 

Сайт «Газета.ру» 21 апреля публикует данные о банкротствах строительных фирм: «Кризис выкосил застройщиков».

По данным портала, каждая пятая строительная компания была ликвидирована за время кризиса. Правда, речь в статистике идет преимущественно о подрядчиках (с 2014 года закрылась каждая пятая компания со специализацией «строительство» и каждая шестая со специализацией «недвижимость»; также с рынка ушли 56,9 тыс. компаний с основной специализацией «операции с недвижимостью»). Сколько из них работали в ранге застройщиков – неизвестно.

Специалисты полагают, что многие фирмы были ликвидированы, чтобы уйти от долгов.

 

РБК 24 апреля сообщил: в Госдуму внесли законопроект, который привяжет сумму регулярного взноса к площади занимаемого участка и строений на нем.

Такая норма содержится в новой редакция закона «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан». Чем больше окажется территория участка и площадь дома, тем больший взнос придется платить владельцу земли.

В настоящее время размер членских взносов в дачных и садоводческих кооперативах является фиксированным.

Если парламентарии примут предложенные поправки в закон, то новые нормы затронут 60 млн россиян.

Другой законопроект разрабатывают в МЭР: ведомство хочет привести садоводческие товарищества, дачные кооперативы и объединения садоводов к одной юридической форме, что приведет к их массовой перерегистрации. Объединениям придется заново регистрировать уставы и соглашения, а также поделить общее имущество кооперативов в долях, а не на основе совместной собственности.

 

В апрельском номере журнала «Форбс» интерес представляет статья «Утолить город: почему в век урбанизации нужно бороться с разрастанием городов»

В XX веке все крупные города стали «вылезать» из своих границ. Это порождает очевидные проблемы. «Гигантский размер московской агломерации может быть губительным, конструкция может рухнуть под собственным весом», - заявил министр строительства РФ Михаил Мень. За последние три года в Москве и области построили 34 млн кв. м нового жилья.

В феврале губернатор Подмосковья Андрей Воробьев ввел мораторий на новое строительство в Балашихе и Королеве.

Развитие Лондона пытались ограничить начиная с 16 века; к этой идее вернулись в 1926 году, когда архитектор Патрик Аберкромби и его единомышленники основали «Совет по защите сельских местностей Англии». В 1944 году под руководством Аберкромби был разработан и принят План развития Большого Лондона, который помимо прочего предполагал создание зеленого пояса шириной около 10 км.

В Мехико за тридцать лет население выросло вдвое, а территория - в шесть раз.

По оценкам Bloomberg, в 2013 году около 400 000 новых домов, построенных на значительном расстоянии от Мехико, стояли пустыми. В том же 2013 году несколько ведущих урбанистов и специалистов по транспортному планированию разработали по заказу федеральных властей программу «100 идей для мексиканских городов». Она предлагает сделать зоной развития центр, а не периферию, сменить функциональное назначение многих уже построенных жилых объектов и улучшить транспортную систему.

 

«Промыслы так и не стали бизнесом»,- пишет социолог Симон Кордонский («Огонек» от 24 апреля).

Профессора Кордонского главным образом интересует "гаражная экономика" в ее провинциальном варианте: «Это один из способов, который позволяет жителям провинции выживать. Так же, как, например, дачное хозяйство, отходничество».

Разница с малым бизнесом есть: бизнес можно продать, а промысел может быть унаследован или уничтожен, но передать его крайне сложно. «Бизнес работает на деньги, на капитализацию, а промысел — на репутацию мастера, на социальный капитал, который уже потом можно перевести в деньги. У промысла на выходе — уникальный продукт, у бизнеса — товар. Бизнес оценивается по экономической эффективности, промысел — по социальной: люди заняты делом, жизнь кипит».

Кордонский считает «промысловую экономику» недооцененной. В принципе, если задуматься, откуда у людей деньги на покупку квартир и домов (при падающих-то доходах) – трудно не согласиться с ученым.

 

«Держи Кайманы шире» - статья известного экономиста Владислава Иноземцева опубликована в «Московском комсомольце» 24 апреля. Поводом, конечно, стал «панамский скандал», но тема – шире, и подход более спокойный, без публицистических заносов.

Автор рассуждает о роли оффшоров и о перспективах развития оффшорной экономики (в сочетании с требованиями все большей прозрачности и открытии информации).  В том, что в обозримом будущем оффшорам ничего не грозит, г-н Иноземцев не сомневается.

«Фундаментальных причин две: с одной стороны, это сам феномен суверенитета, с другой — стремление большинства государств жестко регулировать банковскую и финансовую сферы. Первое обстоятельство делает возможным сверхнизкие налоги и либеральные финансовые нормы в отдельных странах, а второе — порождает спрос на услуги зарегистрированных там компаний».

Другой вопрос – кто и как пользуется такими схемами. Но это не про экономику.

 

Читатели, возможно, обратили внимание: мы не включаем в обзор статьи из «Ведомостей» и материалы сайта NSP.ru. Нам почему-то кажется, что читатели «Пригорода» эти два источника информации и так используют регулярно.

comments powered by HyperComments

май 2016

Спорт: адреналин