Точка свободы

«Человек рождается свободным», — написал древнеримский юрист Домиций Ульпиан.
И при этом, добавим, совершенно беспомощным.
Вот детеныш верблюда появляется на свет сразу двухпудовым и уже через полтора часа готов топать за мамашей по пустыне.
А человеку придется пережить долгий период полной зависимости от родителей, потом мучиться в школе, бунтовать подростком, развешивая по стенам клевые постеры и врубая на все децибелы панк-рок, от которого «предков» тошнит.
И только потом, может быть…
Короткая вольница института. И — с 10 до 19 в офисе. С квартиркой в кредит и с ипотекой на шее. С парочкой короедов, которые уже имеют наглость возражать, развешивают у себя в комнате невесть что и слушают полную муру, конечно.
Недолго музыка играла.
Мне довелось несколько лет поработать в школе. С тех пор в подсознании закрепилось: лето — свобода! Что-то похожее, наверное, чувствовал, Олег Митяев, написав строчку: «Лето — это маленькая жизнь». Отдельный кусок времени, вне канонов и расписания.
Но все-таки: свобода «от» или «для»?
С первым теплом оживают дремучие инстинкты. Ловишь ноздрями ветер с ноткой дыма, запах земли; ладонь вспоминает теплую рукоятку весла. Тянет, конечно.
Ну, и при  чем здесь «зеленые человечки» министра Шойгу?
Почему главные новости — из неведомого мне Славянска?
С чего вдруг я обязан загружать голову ерундой: полицейским запретили ехать в отпуска в страны ЕС и НАТО, мол, возможны провокации, — это они, как обычно, сдуру, или так начинаются мобилизационные мероприятия?
Деятельность думского «взбесившегося принтера» уже откровенно напоминает ловлю льва в пустыне: всевозможные барьеры громоздятся поперек, и еще поперек, и еще. Их столько, что запреты теряют смысл. Все равно виноват в «невосторженном образе мыслей», так какого лешего..?
Вечная загадка: как связаны внешняя свобода и внутренняя. Македонцу был нужен весь мир, а Диогену — чтобы завоеватель не закрывал ему солнце. В «Войне и мире» есть славный эпизод: Пьер Безухов бросается с кулаками на французского солдата; его, натурально, «закрывают». «Поймали меня, заперли меня. В плену держат меня. Кого? Меня?! Меня! Меня — мою бессмертную душу!», — рассуждает он, валяясь на соломе.
Душу, конечно, так просто не запрешь. Но в кутузку все равно неохота.
Будем брать пример с известных персонажей. Когда к Александру III на дачу в Лагинкоски примчался министр иностранных дел с какими-то срочными делами, он ответил: «Европа может подождать, пока русский царь ловит рыбу». Я думаю, здесь ключевой смысл не в достоинстве монарха (его все же по работе отвлекали, а график ненормированный), но в способности без остатка погрузиться в сиюминутное.

Оно же, как показывают буддийские практики, и есть вечное.
Так что — флаг в руки и барабан на шею, блогеры и «титушки», патриоты и либерасты, пикейные завсегдатаи.

Я дописываю эту строчку и отправляюсь домой — к воде и скалам, к щукам и соснам. 

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин

май 2014

Новости компаний