791
0
Гришин Игорь

Человеческое тело — самое прекрасное, что было создано

Вспоминая о Финляндии, мы обычно представляем неброскую северную природу, снег, сауну, лапландских оленей, ухоженные дороги…

А дизайн как инструмент формирования национальной самоидентификации? Мало кто знает, что одним из первых в мире профессиональных дизайнерских образовательных учреждений была Школа искусств и ремесел, открытая в Хельсинки в 1887 году по указанию Александра III. Павильон Великого княжества Финляндского на Международной выставке в Париже в 1900-м открыл миру не только страну (в то время и вовсе российскую провинцию), но и самобытную северную культуру (основные экспонаты — в несуществовавшем тогда стиле фолк, основанные на эпосе «Калевала»). Наверное, поэтому внимание к развитию искусств и ремесел поддерживалось и развивалось. На принципы финского дизайна впоследствии сильно повлияли идеи Баухауза (рационализм, функционализм), что органично сплелось с лаконичностью финской природы.

В апреле в рамках выставочного проекта «Классика фин-ского дизайна» в Modernariat Gallery  прошла встреча с Юрьё Куккапуро — одним из самых титулованных авторов Суоми. Мы хотим предложить вашему вниманию наиболее интересные фрагменты беседы.

О принципах и эргономике

– Середина 1970-х стала золотым веком эргономики: все было анатомично, физиологично и однообразно. 1980-е стали новой художественной и исключительно эстетической фазой. Почувствовав свободу, многие дизайнеры выкинули и эргономику. Я придерживаюсь более консервативного взгляда. Мне нравится, что артистичность вернулась, в дизайн пробились радость и цвет. Сегодня нужно говорить о «психологической эргономике», принимающей во внимание физиологическое и психологическое благополучие человека.  Доктор Бент Акерблум  (Швеция) проводил много исследований положений спины у сидящего на стуле и доказал, что неправильный дизайн может стать причиной серьезных травм, смещения позвонков. Это очень сильно повлияло на мою работу. Для дизайнера важно знать физиологию, проектировать предметы с учетом возможностей человеческого организма. С другой стороны, человек ведь может сидеть, например, и на обрубке дерева, если это необходимо. Так что нет нужды делать вещи слишком удобными.

Второй основополагающий принцип моего дизайна — создание конструкций из различных элементов. Это технологично и экологично в производстве, а элементы можно использовать в других мебельных вариациях, в других моделях. Например, диван «Ателье», который я придумал в 1964 году, выпускается до сих пор, потому что меняются элементы (боковые панели) и он остается в моде.

О процессе дизайна

Процесс дизайна начинается с видения. Когда оно созреет, я начинаю проверять правильность формы в полном масштабе, использую все, что есть под рукой: куски древесины, фанеры и обивки, гипс и картон. Я проверяю все возможные варианты, детали,  соединения. Изготовление прототипов — важнейший момент в работе дизайнера. Конечно, сегодня у нас есть компьютеры, но для дизайнера умение работать руками ничем заменить нельзя. Необходимо тестировать прототип, переделывать его, исправлять ровно столько раз, сколько нужно. Я всегда помимо прототипа делаю тестовые модели, которые можно регулировать, искать наиболее приемлемую эргономику. Создавая мое самое известное кресло Karuselli, я в течение года, как настоящий скульптор,  делал модели из гипса, садился, проверял, менял форму. Я всего лишь хотел сделать удобное, эргономичное кресло и не подозревал, что оно станет моей «визиткой», символом, примером моей работы. Вообще, обычно с момента получения заказа, рождения идеи до готового изделия, прошедшего все тесты, у меня уходит в среднем два-три года.

О функциях и эстетике

Стул, кресло сделаны, прежде всего, чтобы на них было удобно сидеть. Это основная, первичная функция. У, например, офисной мебели могут быть какие-то дополнительные вторичные функции (легкость сборки, складирования, возможность соединения в ряд).

Удачное соединение функциональности и дает результат. У меня есть модели, которые успешно продаются уже пятнадцать лет. Хотя в современном мире часто вторичные функции затеняют первичную, в том числе и эргономику, физиологию.

В дизайне важна и эстетическая часть, то, как предмет выглядит. Мне всегда очень сложно найти правильную форму, я никогда не знаю, откуда придет идея, концепция, конечная форма моего предмета, продукта. Я считаю, что форма следует за функцией, определяется ею. В какой-то момент функция переходит в эстетику. Объект  должен быть естественным, повторять тело человека. Мне нравится работать со стекловолокном, потому что из него можно делать мягкие, «человеческие формы». Мне очень важна форма человеческого тела, то, как его образ может отражаться в предмете, повторять очертания. Вообще человеческое тело — самое прекрасное, что было создано, ничто не может с ним сравниться разнообразием форм. Может, и не нужно придумывать ничего нового, просто надо смотреть на то, что создала природа. Крае-угольный камень моей эстетики — честное, естественное использование материала: металл, дерево должны выглядеть как металл, дерево, не копировать друг друга. В дизайне важны детали. Я не люблю прятать крепежные элементы (винтики, болтики): интересно видеть структуру, скелет изделия. Начиная с египетских времен стул — это стул, и сегодня, пять тысяч лет спустя, он имеет те же очертания. Но именно маленькие детали делают стул дизайнерским. Этого достаточно, чтобы объект был необычным, не похожим на другие.

PS. Благодарим за предоставленные фотоматериалы Modernariat Gallery и Инстинут Финляндии в СПб.

comments powered by HyperComments

май 2012

Спорт: адреналин