2135
0
Елисеев Никита

Припозднившаяся зима

 

И снег повалил за окнами. Как вовремя. Зимы ждала, ждала природа, снег выпал только… в конце апреля, ломая стиховой и природный размер. Не почитать ли сказки и про сказочника? Чудеса ведь вокруг нас. Сплошные чудеса. И страшные, и обычные, обыкновенные.

Тайный замысел Бога

 

Том, как дом. Как дворец, чуть не написал, Снежной Королевы. Бумага — мелованная. Переплёт — королевский. Иллюстрации — красочные. «Голый король» Евгения Шварца издательства «Вита Нова». Никогда ещё Евгений Львович Шварц не появлялся перед публикой в таком наряде. Впрочем, ему любой к лицу. В конце-то концов, разве не заслужил он королевской мантии (переплёта)? Все его классические пьесы: «Голый король», «Снежная королева», «Тень», «Дракон», «Обыкновенное чудо»… Плюс никогда не публиковавшаяся, добытая из архива ранняя (начало 30-х) агитпьеса про советского пионера, попавшего к рабам на плантациях: «Представь себе...». Шварц до Шварца. Писатель, ещё не нашедший адекватной формы. Плюс комментарии Елены Воскобоевой с подробной историей публикаций и постановок. Из комментариев выясняется, что помимо «Голого короля» и «Дракона», при жизни Шварца фактически запрещенных, все пьесы драматурга продирались сквозь цензуру, обдирая бока, чтобы потом стать «классикой советской драматургии». Плюс — предисловие, в котором впервые обращено внимание на обширное стихотворное наследие. Вот от этого (право же неплохого, но в ряду) Шварц поднялся к своим шедеврам (из ряду вон). Плюс — рисунки Юрия Штапакова. Неожиданные, плакатные, авангардистские. И это тоже верно для Шварца. Шварц ведь не только друг традиционалистов-«сюжетников», «Серапионовых братьев»; он ещё и верный друг последних русских авангардистов-обериутов. Эту авангардистскую составляющую Штапаков и выявил, сделал ощутимой своими иллюстрациями. Перечитывая пьесы, читая «Представь себе...» и стихи Шварца (обильно цитируемые в предисловии) я подумал: а ведь давно пора опубликовать полное собрание сочинений этого писателя со всеми его пьесами, киносценариями, стихами, конечно, дневниками. Тогда и станет видно, как осуществился этот человек, как сбылась его душа, тайный замысел Бога, в условиях отнюдь не благоприятных для какого бы то ни было осуществления.

 

Шварц Е. Л. Голый король. Прим. и послеслов. Е. Воскобоевой — СПб, Вита Нова, 2020 — 700 с.

 

Сказка

 

Кэрил Эмерсон «Очерки по русской литературной и музыкальной истории». О чём вы, товарищ критик, господин рецензент? Сборник научных статей ведущей американской славистки про Бахтина и Сигизмунда Кржижановского, Прокофьева и Шостаковича, Толстого и Шоу, Пушкина и Даргомыжского? Какая сказка? — Сказка. Советско-американская, любимая всеми. «Волшебник из страны Оз» Фрэнка Баума, превратившийся у нас в «Волшебника Изумрудного Города» Александра Волкова.

1956 год, 13-летняя девочка из Канзаса, Кэрил, вместе с бабушкой по турпутёвке приезжает в приоткрывшийся иностранцам Советский Союз. Элли в Изумрудном городе! Девочку из Канзаса не обмануть голубыми стёклышками пропаганды. Она видит то, что видит, а не то, что ей хотят показать. И… влюбляется в нашу нищую, несчастную страну, в её культуру, в людей. Становится слависткой. Приезжает в СССР, встречается с интеллигентами и диссидентами. Привозит из-за рубежа тексты, не изданные в СССР. Изучает русскую литературу и музыку. Главный объект её изучения — Михаил Бахтин. Это пуант, болевая точка её влюбленности. Влюбляешься ведь в загадку, в чудо. Как так? Образованный, талантливый человек, которого арестовывают, ссылают, отрывают от современной ему научной жизни, за всю жизнь ему удаётся только две книги. А эти книги оказывают влияние на весь интеллектуальный мир. После смерти издают его тексты и они оказываются живыми, актуальными, плодотворными. Как он мог осуществиться под таким-то прессом? Это обыкновенное русское чудо и мы можем двигаться дальше.

 

Эмерсон К. Очерки по русской литературной и музыкальной культуре. Пер. С англ. И. Буровой, Е. Купсан и др. — Спб, Academic Studies Press, 2020 — 559 с.

 

Документ

 

Русский профессор в Оксфорде, Андрей Зорин, сын замечательного драматурга Леонида Зорина, написал по-английски книгу о Льве Толстом. Толстой плотно вошёл в английскую культуру. Его тексты переводились много и хорошо. О нём и по-английски написано немало. Например, «Лиса и ёж» Исайи Берлина. Тем не менее Андрей Зорин рискнул и не проиграл. Его книга имела успех - там. Теперь она вышла на русском, чтобы мы её могли прочесть здесь. Для нас она так же странна, как шикарное вита-новское издание пьес Шварца. Потому что короткая. Толстому больше подходит многосотстраничный том, как и Шварцу — papier-book. Однако «Жизнь Толстого. Опыт прочтения» Андрея Зорина и на русский взгляд — удача.

Четыре главки (всё же на Западе живёт автор): «Честолюбивый сирота», «Женатый гений», «Одинокий вождь» (поклон Набокову: “Solus rex”, “Одинокий король»), «Беглая знаменитость». Сжато, почти конспективно изложены самые важные факты, подкреплённые документами: письмами, дневниковыми записями, мемуарами. Минимум рассуждений — читатель сам разберётся. Главный упор сделан на два фактора: сословие, в конце концов, Лев Толстой — последний аристократ русской литературы, и физиология. Кто как не Лев Толстой мучительно вглядывался в тайну половой любви и тайну смерти? Правильно вглядывался: любовь и смерть — что важнее этого в человеческой жизни?

 

Зорин А. Жизнь Льва Толстого: опыт прочтения. Пер. С англ. А. Зорина — М., НЛО, 2020 — 248 с.   

 

     

 

comments powered by HyperComments