317
0
Синочкин Дмитрий Юрьевич

Приключения «сельской ипотеки»

В короткой, но бурной истории «сельской ипотеки», как в осколке зеркала, отразилось много чего. Тут и неравномерное развитие территорий, и борьба лоббистов за финансирование, и качество принимаемых решений…

Правительство решило, что когда все бегут в города-«миллионники» — это неправильно. Надо развивать и сельские территории!

В мае 2019 года была принята госпрограмма «Комплексное развитие сельских территорий» (постановление правительства РФ № 696). В ней заложено много чего: и про инфраструктуру, и про дороги, и социалка, и субсидии специалистам на приобретение жилья… В ноябре вышло постановление № 1567 — про деньги. Всего за шесть лет, до 2025 года, на развитие села власти собирались потратить 2,3 трлн рублей. В том числе в 2020 году — 228 млрд рублей. Существенная часть этой суммы предназначалась на субсидирование ставок. То есть банк может выдавать кредиты под 2,7-3%, а разницу с рыночной ставкой ему возместят. За период действия программы льготой могли воспользоваться 201 000 семей. Причем льготная ставка могла применяться не только для покупки участка или дома ИЖС, но и для приобретения квартиры.

Сразу были введены ограничения: Москва, Подмосковье и Петербург — не участвуют. На остальных территориях «сельская ипотека» не могла выдаваться на покупку жилья в городах и поселках с населением более 30 000 человек. Предельный размер займа (для Ленобласти) — 5 млн рублей; 20% — первый взнос.

Процедура предусматривалась непростая: сначала все заявки рассматривал местный филиал уполномоченного банка, затем их еще утверждали в Минсельхозе.

В январе областное правительство утвердило перечень территорий. Из списка «льготных мест» ожидаемо выпали: Волхов (44 487 человек), Всеволожск (74 263), Кудрово (31 577), Выборг (76 389), Гатчина (93 710), Кингисепп (45 858), Кириши (50 750), Мурино (49 664), Луга (35 000), Сертолово (54 497), Сланцы (32 337), Сосновый Бор (68 344), Тихвин (58 068) и Тосно (36 791 человек).

В начале марта Россельхозбанк и Минсельхоз заключили соглашение. РСХБ на 2020 год были гарантированы федеральные субсидии на 789 млн рублей. А всего на этот год Москва одобрила скромную сумму в 1 млрд рублей. Можно сравнить: смета для скромного домика в Барвихе, где, по информации сайта Baza, будет жить наш главный нефтяник, потянула на 12 млрд рублей. Антивирусные мероприятия для президента и его обслуги обошлись в 1,3 млрд, а спустя неделю — еще в 1,1 млрд. А тут — 1 млрд на всю страну. Ну и ладно: дают ведь, не отбирают… По предварительным расчетам, лимита субсидий в этом году может хватить на 5500–8500 кредитов.

И началось! Уже в марте в лидеры по количеству заявок предсказуемо выбились Краснодарский край и Ленинградская область. Немного уступали Башкирия и Татарстан. Шутка ли: если брать квартиру или дом за 5 млн, то по «сельской» программе ежемесячный платеж  оставит 21 600 рублей, а по рыночной ставке (10%) — 38 600! Переплата к стоимости жилья: в первом случае — 1,184 млн, во втором — 5,264 млн! В общем, на 20 апреля Россельхозбанк получил 38 000 заявок. Первая «неожиданность»: квартир в списке оказалось в разы больше, чем участков и частных домов. Хотя какая уж тут неожиданность: застройщик уже одобрен банком и проверен, товар (залог) понятный и ликвидный, если что пойдет не так — и продать не проблема…

К этому моменту в Ленобласти уже выдали 215 «сельских» кредитов и в очереди ждали еще более 1300 заявок.

Параллельно начались сложности. В начале марта обвалились цены на нефть; за ними спикировал рубль. Затем страну накрыло вирусом, и экономика вовсе встала на паузу.

Правительство решило резать госпрограммы, включая развитие села. Новые показатели стали скромнее: уже не 201 000 семей, а 122 000, финансирование на этот год — не 228 млрд рублей, а 185,5 млрд. Лимит на субсидии по «сельским» кредитам, правда, пока не трогают, но кто знает, что будет завтра? (Лучше, чем сегодня, — точно не будет.)

К тому же до областных чиновников добрались обиженные строители. Ну, в самом деле: почему в Мурино ипотека рыночная, а через дорогу, в Буграх — льготная? И чем поселок Новоселье, где льгота есть, так уж лучше города Кудрово, где ее нет? Получается несправедливая конкуренция…

Здесь сказалась еще одна особенность отечественной бюрократической системы. За программу развития села отвечает комитет по АПК, а за стройки — комитет по строительству и зампред правительства ЛО Михаил Москвин. В общем, выяснить, кто готовил новый список населенных пунктов, выяснить так и не удалось. Но из «льготного перечня» выпали еще 14 населенных пунктов (постановление правительства ЛО № 222 от 21 апреля): Бугры, Янино-1, Новое Девяткино, Заневка и Новосаратовка во Всеволожском районе; Отрадное в Кировском; Новоселье, Новогорелово, Виллози, Малое Карлино и Лаголово в Ломоносовском; Никольское и посёлок имени Тельмана — в Тосненском.

Думаете, настало царство справедливости? Ничуть. Просто раньше «лоббистские бои» шли на границе между Буграми и Мурино, между Кудрово и Янино-1, а теперь — на границе между Янино-1 (льгот нет) и Янино-2 (льготы есть). И со стороны не понять, почему поселок Новоселье считается более урбанизированным, чем Аннино, где новостроек тоже хватает.

Кроме того, встревожились многочисленные заемщики, которые уже подали заявки по «вычеркнутым» поселкам, но деньги еще не получили. Россельхозбанк «до выяснения обстоятельств» прием заявок и выдачу кредитов приостановил…

К счастью, вовремя выступил губернатор Александр Дрозденко, и через инстаграмм оповестил: «Там, где многоэтажные дома, где нет сельского хозяйства и самих селян, лимиты с 15 мая не выделять. Те, кто успел подать заявку до 22 апреля, оформят в установленном порядке…»

Хотели, конечно, как лучше.

Впрочем, тут и на федеральном уровне объявили о кредитах под 6,5% для всех — и острота проблемы немного сгладилась. Но только до 1 ноября.

Запасаемся попкорном, наблюдаем. У нас — кресло в первом ряду…

comments powered by HyperComments