236
0
беседовал Синочкин Дмитрий Юрьевич

Александр Царев: «Пока сложно сказать, когда мы выйдем из кризиса, и куда именно выйдем»

Элитный сегмент в составе загородного рынка всегда жил немного наособицу. Нет, он тоже реагировал на кризисы и спады — но совсем не так, как дома эконом-класса.

О том, как себя чувствуют покупатели особняков и престижных коттеджей, мы беседуем с Александром Царевым, генеральным директором компании «Росса Ракенне СПб». Эта фирма много лет остается законодателем мод в отрасли и эксклюзивным дистрибьютором Honka в России.

- Аналитики уверяют, что карантин вдруг повысил интерес россиян к загородному рынку, пока — к аренде, но в перспективе — и к покупке тоже. Вы по своим проектам этого не ощущаете?

 

- Это очень свежая и пока короткая история. Действительно, многие, у кого нет загородных домов, пытаются  сейчас их арендовать, чтобы решить вопрос оперативно. В комплексе апартаментов Repino Club, который построила наша компания, можно арендовать апартаменты, и там сейчас нет свободных предложений. Собственники же наших домов крайне редко сдают их кому-либо. Если интерес к загородной недвижимости (также в силу желания более комфортно пережить время самоизоляции) будет расти, мы это почувствуем сразу. Если, конечно, такой процесс не будет носить кратковременный характер.

 

- В экономике — общий спад. Он касается всех, но расслоение в обществе усиливается. Спрос на дорогое жилье в Петербурге просел меньше, чем на квартиры масс-маркета. А что происходит в загородных поселках?

 

- Как меняется спрос — пока рано говорить. Кризис только начинается. Но расслоение по доходам последние несколько лет действительно очень заметно и действительно усиливается. К сожалению. Наши дома ведь покупают не только реально состоятельные люди, основные наши клиенты  — верхняя часть среднего класса. А средний класс вымывается: кто-то беднеет, кто-то уезжает…

 

- Но сделки идут?

 

- С начала года в «Медном озере—2» продано два домовладения. В Солнечном, в проекте HONKANOVA, тоже прошла сделка. Еще два дома сейчас активно строим для частных заказчиков на индивидуальных участках, вне наших посёлков. Ряд сделок в стадии заключения. Этот объем продаж нормальный для Санкт-Петербурга, посмотрим, что будет дальше.

 

- Рубль сильно просел к доллару и евро, а в ваших домах всегда была значительная валютная составляющая: отделочные материалы, инженерия. Придется увеличивать цены?

 

- Пока живем на старых запасах, особенно с учетом снижения активности в силу самоизоляции. Что касается валютной составляющей: доля импортных материалов и инженерных систем - примерно 30% в стоимости домовладения. Конечно, цену поднимать не хочется, и мы над этим вопросом работаем. Для нас важно сейчас сохранить объемы продаж и строительства,  а также сохранить персонал, обеспечить его работой…

 

- Но все же: стоимость дома для конечного покупателя изменилась?

 

- Пока мы сохраняем рублевые цены на прежнем уровне, даже с учетом ослабления национальной валюты. Тем более, что в первом квартале ситуация была достаточно благополучная. У нас ведь долгосрочные контракты, подписывая их, мы принимаем на себя определенные обязательства, в том числе — по цене. По новым сделкам, конечно, придется учитывать колебания курса. Но все равно есть заказчики, есть интерес. Сейчас несколько сделок в стадии обсуждения, будем с клиентами приходить к компромиссу.

 

- А у ваших заказчиков доход в основном в рублях или в евро?

 

- Зависит от бизнеса. Есть и с рублевыми активами, и с валютными. Их уверенность зависит не столько от валюты, сколько от стратегии.

 

- В СМИ пишут, что наших олигархов за границей прижимают: то Британия начинает проверки инвесторов, то Кипр грозится «золотые паспорта» перепроверить…

 

- На нас это никак не сказывается. Кроме того, те, кто имел какие-то проблемы с заграничными счетами, или уже их решили, или приспособились жить с этим. Мы работаем с крупными компаниями, реализовываем разные проекты, например, в области туризма. Инвесторы вкладывают здесь деньги, поскольку это связано с их стратегическими планами, а не просто с желанием вложить куда-то средства. 

 

- Наши руководители последнее время щедры на словесные интервенции — то президент велит депозиты обложить налогом, то Алексей Кудрин посоветует триллионы на счетах граждан как-то использовать. Эти заявления не провоцируют попытки «убежать из рубля»?

 

- Люди не настолько далеко прогнозируют возможное развитие ситуации, чтобы спешно снимать рубли и куда-то вкладывать. Непосредственной угрозы накоплениям пока нет, соответственно, и мы таких историй не видим.

 

- Вы ведь давно на рынке…

 

- Наш первый посёлок — «Хонка-парк» на 12 домов. Построили мы его 20 лет тому назад.

 

- Если бы вы его строили сейчас — что сделали бы иначе?

 

- Возможно — увеличили бы общественные зоны, уделили больше внимания спорту, детскому отдыху, инфраструктуре развлечений. Архитектура коттеджей была бы уже иной. По площади домов, наверное, внесли бы корректировки: сейчас мы строим более рационально. Это долгосрочный тренд: люди стали более функционально подходить и к площади участка, и к площади самого дома. Строят не просто, чтобы было, а задаваясь вопросом — зачем? Какая здесь полезная нагрузка?

Хотя не могу сказать, что у нас тут в «Хонка-парке» прямо особняки: дома в среднем по 300-400 кв.м., сегодня это воспринимается как «разумная достаточность».

 

- «Хонка-парк» находится в Токсово; не самое спокойное место. То какие-то непонятные люди лес вырубать начинают, то берег озера норовят застроить. Вас эти конфликты как-то затрагивают?

 

- Напрямую — нет. Косвенно — конечно. Ну, например, базу Лесгафта превратили непонятно во что. Несколько лет назад построили трамплин, который с тех пор, если не ошибаюсь, так ни разу никем не использовался. Тем не менее, он построен, средства потрачены. Можно было бы более эффективно эти деньги использовать. Продолжаются какие-то странности с самозахватом участков... Не самая лучшая история.

 

- При этом пригородный пояс достаточно быстро и довольно плотно застраивается… Нет той уединенности, которая была 20 лет назад.

 

- Конечно: увеличивается плотность, прибавляется людей вокруг, возникают новые транспортные потоки вокруг — все это доставляет определенные неудобства.

 

- Рассматриваете возможность новых проектов на большем удалении от города?

 

- Намного дальше — пожалуй, нет. Мы работаем над активами в районе Медного озера. Возможно, будем запускать третью очередь — «Медное озеро-3». Уходить дальше — не наш вариант. Чем дальше, тем тяжелее добираться, а наш заказчик не любит долгой дороги и не любит стоять в пробках. Условно — час времени в один конец — это, наверное, предел.

 

- Опыт самоизоляции как-то меняет отношение к надежности сетей, требования к резервным источникам, к качеству интернета?

 

- В наших проектах все это изначально заложено. Ни на Медном озере, ни в Солнечном, ни в Токсово проблем не возникает. Есть резервные генераторы…

 

- Это дополнительные затраты?

 

- Да, но это затраты на стадии девелоперской деятельности. На стоимость эксплуатации почти не влияет. За последние месяцы каких-то ЧП, отключений не было.

 

- Если сравнить затраты собственников на УК — 10 лет назад и сейчас?

 

- Ну, если эти расходы и растут, то не быстрее официальной инфляции. На Медном озере услуги УК — 50 000 рублей в квартал. 15-17 тысяч в месяц: обслуживание, охрана и прочее. Плюс то, что на индивидуальных счетчиках. Так как во всех поселках присутствует центральное газоснабжение, то затраты по электричеству получаются разумные. 

 

 

- У собственников не возникало желание поменять УК? Для многих коттеджных поселков это типичная ситуация…

 

- У нас в роли управляющей компании в проекте «Медное озеро» выступает ТСЖ. Товарищество и заключает отдельные договоры — на охрану, на эксплуатацию, на ремонт дорог и т.д. Частью с нами, частью самостоятельно.

 

- Споры возникают?

 

- Конечно. Но каждый раз находятся компромиссы. Люди в социуме умеют договариваться. Серьезных конфликтов не было ни в одном нашем поселке. В «Медном озере - 2», например,  уже более 80 собственников. В «Хонка-парке» всего 11, выборный директор из их числа.  Плюс управляющий с персоналом, который выполняет его поручения. Мы за это время все несколько раз переделали: и спортплощадки, и детские. Поселок — это живой организм, он меняется. Все перезнакомились-передружились. Живем же рядом, иначе нельзя.

 

- Несколько лет назад у состоятельных петербуржцев было принято иметь домик в Финляндии. Сейчас эта тенденция ослабевает?

 

- Ситуация, когда человек владеет чем-то в Финляндии, встречается все реже. Люди наигрались. Если есть желание пожить в Суоми — проще взять дом в аренду, на неделю-две. Это удобнее, чем иметь собственность, которая используется пару раз в год. У меня много знакомых, которые купили, а теперь ищут, кому бы продать.

Конечно, все индивидуально. Кто-то ездит каждый месяц на несколько дней. Если реже — это груз: вроде и ехать надо, а вроде и не хочется.

 

- В ближайшие два-три года вы будете искать и открывать новые проекты, или предпочтете потихоньку доделывать начатые?

 

- Думаю, уже к концу этого года заявим новый проект, с новыми возможностями.

 

- Насколько я слышал, вы вроде даже собирались строить что-то из камня?

 

- Это в Солнечном, в комплексе HONKANOVA. Для этого проекта разработана особая линейка домов, в том числе — особняки из камня. Для нас такой подход не характерен, но наш партнер по проекту комплекса, который владеет участком, захотел, чтобы в коллекции домов была и такая позиция. В настоящее время в HONKANOVA построены деревянные резиденции HONKA.  Несколько наших объектов сейчас в активном строительстве.

 

- Спрос на дорогие дома в хороших  местах: будет спад или активность сохранится на прежнем уровне?

 

- Спад идет, и продолжается уже несколько лет. После 2017-2018 года это стало особенно заметно. А сейчас и совсем трудно что-то прогнозировать. Сложно сказать, когда мы выйдем из кризиса, и куда именно выйдем. Начало года было вполне оптимистичным. Сейчас непонятно.

Но я остаюсь оптимистом: надеюсь, что сохраним объемы, а в 2021-м будем наращивать.

 

 

К сведению

Компания HONKA основана в 1958 году, это крупнейший в мире производитель деревянных домов. Сегодня HONKA —международный концерн с представительствами в 30 странах, дома HONKA поставляются более чем в 50 стран мира.

С 1995 года эксклюзивный дистрибьютор HONKA на территории России - компания «Росса Ракенне СПб». В России компания занимает первое место по импорту финских деревянных домов и предоставляет полный комплекс услуг, необходимых для реализации проекта премиум-класса. За годы работы построено более 2500 зданий.

Помимо частных домов, компания занимается строительством административных и офисных объектов, ресторанных и гостиничных комплексов, коттеджных поселков.

Начиная с 1997 года компания строит коттеджные поселки в Московской и Ленинградской областях, Пермском крае, Тверской, Новосибирской, Смоленской областях, в Курортном районе Санкт-Петербурга.

Были построены коттеджные поселки «Хонка-парк», «Русская Швейцария», «Медное озеро»,  Honka Family Club, «Деревня Демидково», «Истринская Ривьера», «Дачи HONKA», HONKA CLUB, «Берег HONKA»,  комплекс апартаментов Repino Club. 

В настоящее время ведется строительство поселков «Медное озеро — 2», HONKANOVA, «ЗАВИДОВО HONKA», «Королёвские дачи», Vazuza country club, Lake Club. Всего в этих проектах будет построено свыше 550 объектов HONKA.

 

 

comments powered by HyperComments