Об уважении к власти

В очень сложное положение поставил нас любимый законодатель. Прямо не знаешь, как писать.
Вот ляпнешь что-нибудь нехорошее про сенатора Арашукова или про экс-министра Абызова — проворовались, мол, совсем берега потеряли. А тебя хоп — и на цугундер: приговора-то суда еще не было. Значит, по закону оба пока невиновны, аки агнцы.
Или уже вернулся недоброй памяти 1937-й: «Органы не ошибаются!»? А мы просто не заметили?
С бывшим полпредом Ишаевым совсем неловко получилось. Ну право, что ж такое: целый полпред — а ему вменяют 5 млн рублей ущерба, схищеных в процессе сдачи в аренду «Роснефти» помещения аж в 280 «квадратов». Вот это и есть прямое и циничное неуважение к власти: выставлять большого начальника каким-то крохобором и нищебродом. Интересно, будут ли предъявлены иски федеральным телеканалам и прочим центральным СМИ, которые эту историю взахлеб расписывали?
Юристы говорят: закон «резиновый», под него можно подвести кого угодно. Или кого надо. В данный исторический момент.
И, конечно, штрафы. 100 000 рублей — не шуточки. Перспективы для бюджета открываются лучезарные. Потому что сейчас найти гражданина, искренне уважающего власть, боюсь, будет нелегко. Так что способ простой: всех в обязательном порядке — на полиграф. Для профилактики. Не сумел с должной искренностью прокричать положенные уважительные мантры — пожалте в кассу.
И, конечно, сто часов обязательных упражнений в искренности. Коучи по выражению уважения, методички для детских садов — сколько рабочих мест можно насоздавать!
Не думаю, правда, что шаловливые наши депутаты всерьез собираются запускать машину репрессий. Не с кем просто: там, внизу, на уровне исполнителей, примерно такие же специалисты.
Скорее, им просто хочется, чтобы от них все отстали, не мешали деловито назначать себе оклады и пенсии, пилить госконтракты и произносить в телекамеры духоподъемные речи.
Интересно, что граждане (в массе) хотят ровно того же самого: чтобы от них наконец-то отстали.
Есть малозаметные, но важные явления и процессы, обсуждать которые гораздо занимательнее, чем продукты жизнедеятельности депутатского корпуса.
Вот, например, у нас в садоводстве потихоньку складывается система натурального обмена. Яйца из-под знакомых несушек — в обмен на хлеб ручной выпечки с вялеными помидорами и оливками. По аналогичной схеме очень вкусно менять копченую щуку на, скажем, редиску и лук с грядки. Обе стороны довольны, а налоговая — отдыхает!
Всерьез обсуждается идея создания некоего «фонда техники». В одном хозяйстве, скажем, газонокосилка, в другом — скарификатор (это такая штука, которая подбирает прошлогоднюю траву), в третьем — замечательный прибор для обрезания веток, в четвертом — электрический снегоуборщик, в пятом — длинная стремянка, достающая до крыши. Ну и зачем всю эту радость иметь в полном комплексе на каждо­е домовладение?
Причем никакого общественного сарая не нужно: все это прекрасно сосуществует в виртуальной реальности, можно договориться и попользоваться, если аккуратно.
Можно, конечно, огородиться четырехметровым забором и делать морду кирпичом, чтобы с соседями не здороваться. Но такой метод приводит к дополнительным издержкам. Случись, скажем, забуксовать на горке по наледи — а соседи будут ехидно смотреть из-за своих невысоких штакетников. Как говорил Жванецкий: «Прежде чем хватать мешок — наладь отношения!»
Кстати, когда в США после войны формировались массовые одноэтажные поселки, американские идеологи всерьез были озабочены проникновением через них «социалистической заразы» — вот именно из-за таких настроений, противоречащих идеологии индивидуализма и конкуренции.
Но есть одно условие, без которого эта штука не работает. Взаимное уважение.
И его законом не введешь.

Удачи вам!
 

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин