178
0
Елисеев Никита

День тумана

С утра было солнце, весеннее, веселое, теплеющее, а к вечеру пал туман. Глядя сквозь него, я подумал, что давненько не брал в руки современную российскую беллетристику. Что ж, возьмем…

Разведчик

Новый роман лауреатки «Русского Букера» Елены Чижовой «Китаист» принадлежит к недавно появившемуся, но уже солидному жанру «альтернативной истории». Среди русских книг этого жанра самые известные — «Остров Крым» Аксенова, «Ада» Набокова, «Гравилет “Цесаревич”» Рыбакова и «Евразийская симфония» Хольма ван Зайчика. Роман Чижовой неплохо вписывается в этот ряд. Отсылки (чаще всего полемические) ко всем этим текстам очевидны, даже подчеркнуты. Прежде всего, к основоположнику жанра — «Человеку в Высоком замке». После Второй мировой войны на территории СССР — два государства: европейская часть — Новый Рейх/Россия, жутковатое нацистское общество с национальной иерархией и относительным материальным благополучием; за Уралом — СССР, доперестроечный, но послесталинский. Отсылка к «Острову Крыму» — жутче. «Китаист» описывает период, когда и в Новом Рейхе/России, и в СССР появилось что-то человеческое. В это время у правящих элит двух государств рождается мысль об их объединении. Завершается все объединением на такой основе, которая возрождает и усиливает все тоталитарные черты. В романе много находок, но одну стоит отметить особо. За Уралом при всем материальном неблагополучии сохраняется хоть какая-то культура, а в Новом Рейхе при материальном богатстве по ней проехались танком. Здесь, например, разговаривают на новом языке, смеси немецких слов
с приблатненным, простонародным говором. Описание ученых из Нового Рейха на международной конференции в Санкт-Петербурге — великолепно. Но главная находка романа — его главный герой. Образованный китаист, разведчик, хороший советский юноша, верный базовым ценностям этого общества, попадает в мир совершенно иных ценностей. И в конце романа становится диктатором единого нем-русского рейха. Метаморфоза изображена весьма убедительно, сцеплена
с формулой, что ныне воспринимается как арифметический пример: «коммунизм = фашизм». На самом-то деле тут не арифметика должна быть задействована, а высшая математика, потому как истина эта совсем не проста. Об этом, собственно говоря, и роман Елены Чижовой.

Китаист.
Чижова Е. —
М.: АСТ, 2017.

 

Дипломат

Вячеслав Рыбаков, ученик Стругацкого, образованный китаист, автор «Не успеть», «Очага на башне», соавтор «Евразийской симфонии», после долгого молчания выпустил роман «На мохнатой спине». СССР кануна пакта с гитлеровской Германией. Старый советский дипломат, влюбленный в невесту своего сына, молодого военного. Напрасные усилия этого дипломата (и здравомыслящей части советского руководства) остановить мир от сползания во Вторую мировую. Тупость и недальновидность западных либералов. Благородство простых и непростых советских людей.
На мой взгляд — оглушительная неудача одного из самых талантливых современных писателей. С сожалением приходится констатировать, что Вяче-слав Рыбаков ничего не знает о людях тридцатых годов. Левая западная интеллектуалка в конце тридцатых никогда бы не стала упрекать советского дипломата за то, что в Советском Союзе провели насильственную вестернизацию Средней Азии. Молодые советские люди этого времени никогда бы не вытаращили глаза в ответ на смелое заявление старого большевика: «Есть две правды: наша и их…» Классовому подходу
и инструментальному подходу к правде-истине они были обучены с детства. Это только два примера не мелких ляпов, а основополагающих ошибок.
А книгу все же прочесть стоит. Рыбаков остается Рыбаковым. У него есть своя тема, как раз в неудачном его тексте очень заметная. Есть человек, думающий, ошибающийся, старающийся жить по совести, честно трудиться. С ним можно (а иногда и дОлжно) не соглашаться, но он человек… И есть история. Она враждебна человеку, его хорошим интенциям. Человеку приходится ей противостоять, хотя, во-первых, он не собирался никому и ничему противостоять, а во-вторых, противостояние его обречено. В-третьих, он все-таки противостоит.

На мохнатой спине.  
Рыбаков В. —
СПб.: Лимбус Пресс, 2016

 

Поэт

В издательстве «Вита Нова» вышла в свет книга Николая Гумилева «Шатер», в ко-
торой собраны все его поэтические сборники. Книга снабжена иллюстрациями главного художника Петербургского фарфорового завода Сергея Русакова, черно-белыми, аскетичными, выгодно контрастирующими с (порой избыточной) пышностью стихов. Послесловие (короткое, энергичное и информативное) писал московский филолог Олег Лекманов. Весьма своеобразные комментарии составили он же и Александра Чабан. Там не сообщается, скажем, что «человек, застреливший императорского посла», упомянутый в стихотворении «Мои читатели», — Яков Блюмкин, зато приводится подборка наиболее ярких критических отзывов о том или ином стихотворении поэта. Картина складывается любопытная. Получается, что в современной ему прессе Гумилева чаще ругали, чем хвалили.

Шатер.  
Гумилев Н. —
СПб.: Вита Нова, 2016.
 

comments powered by HyperComments