1276
0
Денисов Роман

Юридическая яма

Похоже, возникла правовая неразбериха, которая поставила под угрозу бизнес многих фирм, добывающих в Ленобласти песок, щебень, глину и прочие нерудные материалы.

Чтобы вести добычу в рамках закона, компания должна иметь лицензию (ее выдает Комитет по природным ресурсам) и договор аренды (его заключает он же).

«Лицензия дает право копаться в земле и что-то оттуда извлекать, но должны быть также юридические основания пребывания компании на конкретном участке, для чего и нужен договор аренды. Одно без другого не имеет смысла», - объясняют представители компании «Вента». А большинство месторождений расположено на лесных землях.

В мае 2013-го правительство РФ приняло распоряжение № 849‑р - о возможности обустраивать карьеры в защитных лесах вдоль автомобильных и железных дорог. Областные чиновники сделали вывод, что в таких лесах вдалеке от магистралей добывать нерудные материалы нельзя. И отказались продлевать договоры аренды на многих месторождениях.

Типичная ситуация: у ЗАО «Карьер “Гаврилово”» есть лицензия на разработку песчаного карьера в Выборгском районе ЛО. Компания давно заключила договор аренды 42,57 га. Этот надел относится к так называемым защитным лесам (бывают также эксплуатационные и резервные). В прошлом году срок контракта истек, и фирма попросила продлить аренду, ссылаясь на лицензию. Однако комитет отказал, мотивируя отказ упомянутым распоряжением. В аналогичной ситуации оказались десятки других фирм. В их числе крупнейший производитель кирпича в регионе – ЗАО «ЛСР-Стеновые-Северо-Запад». Эта фирма не может продлить договор аренды участка, где расположено Чекаловское месторождение глины. При этом комитет продолжал проводить конкурсы и выдавать новые лицензии.

Компании обратились в суд. Некоторые добились успеха. Например, фирма «Вента» которая разрабатывает месторождение песка в Ломоносовском районе. Суд решил, что чиновники неверно трактовали федеральный документ: распоряжение касается исключительно придорожных защитных лесов, определяя, для каких целей их можно использовать, а для каких — нет.

Однако затем федеральный арбитраж пересмотрел позицию! Известны по меньшей мере два десятка проигранных дел. Основание: «Все, что не разрешено – запрещено». Суд указал, что размещение карьера в защитных лесах, которые не упомянуты в постановлении, противоречит лесному законодательству. Осенью один из производителей (ЗАО «Кампес») обратился напрямую в Верховный суд, чтобы оспорить законность распоряжения. ВС пришел к выводу, что правительство вправе уточнить, в каких лесах можно копать, а в каких нельзя.

Под угрозой остановки оказались сотни производств. А добыча нерудных материалов – это не только миллиардные обороты и налоги, эта отрасль, например, напрямую влияет на себестоимость строительства, дорожных работ и т.д.

К концу года федеральные власти поняли абсурдность ситуации и внесли коррективы в распоряжение 849-р. Написали: допустимо размещать карьеры в большинстве категорий защитных лесов (например, «водоохранных зонах, пустынных, лесотундровых зонах, в степях, горах, и даже в запретных полосах, расположенных вдоль водных объектов»).

Конечно, история с добычей песка и камня чревата потенциальными конфликтами, например с жителями близлежащих деревень. Есть проблема «черных копателей», которые работают вообще без разрешения.

Но если чиновники сами выдали лицензию на разработку конкретного месторождения (то есть были проведены масштабные предварительные работы, установлены запасы нерудного сырья и т.д.), то отказывать в аренде участка как-то нелогично.

comments powered by HyperComments

апрель 2015

Домашний круг