На распутье

Все-таки замечательно, что вокруг нас есть огромное количество вещей и явлений, которые нельзя запретить.

Во Франции вот-вот затопит замок Монт-Сан-Мишель, в Бразилии мутные реки ворочают камни вперемешку с автобусами, и все неспроста — это, оказывается, не террористы и не капиталисты, а солнечное затмение виновато.

Такие штуки вселяют в человека смирение и одновременно внушают надежду.

Вроде вулкана по имени Эйяфьятлайокудль.

Вот международный хлыщ планировал важную поездку, восемь встреч и три брифинга. Хлоп – сиди. Или, если зудит, включай связи, нанимай истребитель и попробуй в открытую: кто кого.

От века разнообразных тиранов это раздражало. Один приказал высечь море. Другой сообщил кормщику, страшившемуся шторма: «Не бойся, любезный, ведь ты везешь Цезаря!» Жест красивый; однако, обратите внимание: вплавь не рискнул. Как говорят в народе, дурак-дурак, а мыла не ест.

Люди при власти все время стремятся расширить ее пределы, испытывают на прочность границы возможного. Калигула ввел в сенат коня; наш назначил полпредом замначальника цеха. Стерпят? — А то. Запретить людям курить где попало, выпивать после 22.00 и скапливаться больше одного на квадратном метре — уже сложнее.

Раньше было: «Чтобы ты жил на одну зарплату!», теперь: «Чтоб ты жил по законам Госдумы!»

Есть, конечно, мудрые правители, но в сказках. «Если я прикажу какому-нибудь генералу порхать бабочкой с цветка на цветок, или сочинить  трагедию, или обернуться  морской чайкой, и генерал не выполнит приказа, кто будет в этом виноват — он или я?» И Маленький принц говорит: «Вы, Ваше Величество». В реальности наш генерал разве что уточнит параметры чайки и бодро отправится выполнять.

Потому что с чувством юмора тоже беда: оно как море, не регулируется, хоть ты плачь. Просачивается через любую плотину. И категорически несовместимо с устройством власти. Можно, конечно, расстрелять карикатуристов или посадить Жванецкого — но это так, полумеры. Сказанного (нарисованного) не воротишь. Есть, правда, и в этой сфере определенные достижения: например, я не знаю ни одного северокорейского анекдота. Но уверен: рассказывают! Шепотом, под одеялом — травят байки.

Или вот позавчерашняя бизнес-идея из Интернета: «1. Заключаем договор с оператором сотовой связи на платный номер. 2. Берем кредит в банке. 3. Не платим кредит. 4. Коллекторы звонят на ваш платный номер круглосуточно. 5. Гребем бабло лопатой».

Ну, и как управиться с таким народом? Можно поднять НДФЛ до 16% — боюсь, толку не будет.

Людей раздражает неуправляемость природы. В том числе собственной. Тоже пробуют естественные ограничения на прочность. Вживленный смартфон, чипы-контрацептивы, растворимые батареи питания… (Австралийский художник Стеларк вообще пришил себе третье ухо на руку; замысел смелый, но почему именно ухо?) И вот представьте: идет такой андроид, весь на чипах, а под ногой — банановая кожура…

 

Нам ведь милее другой путь, уважаемый читатель, не так ли? Не бороться с волной, а скользить по ней. Не спорить с вулканом, а переждать в тихом месте с хорошими друзьями, потому что нет таких брифингов, ради которых стоило бы отменить дружеский треп и чашку кофе у камина. Любая власть — как солнечное затмение: неприятно, но ненадолго. Ядерная зима из телевизора не может отменить настоящую весну за окном.

А запреты мы сами себе устанавливаем, повинуясь внутреннему компасу без единого чипа. Он не соврет, потому что родители нас любили.

 

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин

апрель 2015

Домашний круг