806
0
Земзаре Инга

Ближняя дача

Сто лет назад Озерки были дачной местностью. Михаил Чирков считает, что и сегодня здесь можно жить, как в пригороде. Нужно только очистить озерные берега и посадить лес. Он сам вывез с общего берега 40 КАМАЗов мусора и на облагороженной земле посадил 32 ели и 56 кустов сирени.

МЕЧТА о своем доме завладела Михаилом Чирковым — телепродюсером, кандидатом политических наук, руководителем центра эксклюзивных PR-проектов «Время» — давно. Жизнь в многоквартирной постройке, считает он, похожа на сутолоку в муравейнике и не обеспечивает той позитивной энергетикой, которая так очаровывает в частном доме. Озерки всегда нравились ему, но участок здесь он приобрел только в 2000 году.

ВЫБОР СДЕЛАН

Вначале они с женой Ольгой искали место по пригородам и даже в области. Но, поколесив по окрестностям, поняли: каждый день на дорогу будет уходить дополнительно от 40 минут до часа езды (плюс пробки на въезде-выезде и прочий форс-мажор). Позволить себе такую роскошь как люди занятые они не могли. А кроме того, нужно было подумать и о будущем.

– У нас двое детей, — говорит Михаил, — и это для пригородного житья проблема. Я знаю немало людей, которые живут в загородных домах с выросшими детьми. Не хотят чада жить за городом! Тусовки, дискотеки, общение для 15–20-летних — это важно. Да и просто ездить в город на учебу нелегко. А качество образования за городом, увы, не такое, как в Питере.

И вот как-то случайно один из приятелей показал супругам место в Озерках, на берегу озера. По тому, как загорелись глаза мужа, Ольга поняла: поиск закончен. В итоге они приобрели полуготовое строение со стенами и крышей. Тот дом из красного кирпича был сооружен, по веселому определению Михаила, в стиле постперестроечного тюремного романтизма. Внутри постройки, оставив его периметр, новые хозяева решили снести практически все, чтобы сделать жилье под себя.

ДОМ ИЗ ГОРКИ

Михаил с Ольгой пригласили архитектора. Но тут возникла проблема: архитектор хотел делать дом не таким, каким видели его хозяева, а таким, каким представлял его сам. Расстались, пригласили другого.

– Это была молодая девушка Анна Самойлова, — вспоминает Ольга. — И она хотела нас услышать! Идеи рождались в процессе стройки совместно. И как-то Анна призналась, что для нее главная заслуга, если заказчик говорит: «Я построил дом». Это как раз наш случай.

Муки творчества хранит большой альбом с фотографиями, на которых зафиксированы все этапы строительства. А в итоге двухэтажный дом с мансардой словно вырастает из альпийской горки. Эту идею предложила Ольга, и для создания такого эффекта горку сложили ступенчато. Ее Михаил складывал сам. Особую выразительность и динамику зданию придают башенки и арочная каменная галерея по фасаду, которая служит основанием террасы на втором этаже.

– Еще на старте, — рассказывает Михаил, — захотелось объединить классику, но без всякой лишней позолоты, и петербургский модерн начала века. Это, конечно, разные стили, но они перекликаются. У нас вроде бы получилось, в доме тепло и светло.

Сколько комнат вышло после перестройки, не считали, но хорошо помнят количество окон — 38. Когда наконец въехали, Михаил лег на диван в гостиной, посмотрел вокруг и подумал: «А зачем мне столько?» Но когда на Новый год съехались 30 гостей и всем дом понравился, хозяева решили: «Пусть будет». К хорошему быстро привыкаешь. О том же молчаливо свидетельствует и домашняя живность: среднеазиатские овчарки Эбубакир и Алтын Толобаз Аджи, кот Тарас, попугай Кеша, кролик Шу и многочисленные рыбки. Им здесь комфортно.

КАК РАСКРЫВАЮТСЯ ТАЛАНТЫ

Дом строился как постоянное городское жилье, поэтому материалы применяли натуральные, экологически чистые.

В отделке использованы светлые пастельные оттенки. Особенно тонко они читаются в интерьере гостиных. В той, что на первом этаже, царят светлый беж, топленое молоко, едва уловимая розовость. В зеленой гостиной холодный белый цвет обоев и камина оттеняет густую зелень штор. Эта контрастная игра цвета придает помещению торжественность — и кажется, что собравшиеся по случаю именин хозяйки гости только что вышли на террасу.

Кстати, хозяйке, чтобы добиться этой цветовой гаммы, пришлось искать материалы по всему городу. А Михаил вспомнил свои предыдущие специальности художника-оформителя, инженера и отчасти дизайнера: например, рисунок всех решеток он придумывал сам. Его же идея воплощена в интерьерном решении вертикали дома: многоярусная каплевидная хрустальная люстра, прикрепленная к потолку второго этажа, спускается в лестничный пролет, насыщая светом и лестницу, и холлы двух этажей.

Гордость хозяев — зимний сад. В этом помещении применен принцип двусветного пространства. Таким образом, ввысь сад «раскинулся» на два этажа. По изящной лесенке отсюда можно подняться в мансарду. Дополнительный «вертикальный» объем обеспечивают помещению грани стеклянной крыши. На стенах — силуэты деревьев, зрительно расширяющие пространство по периметру. Они выполнены с использованием необычной технологии: специальный состав накладывали на стену, а когда он застывал, по нему буром прорезали рисунок. С рукотворной растительностью отлично соседствует живая, а небольшой бассейн усиливает впечатление райского уголка.

Из сада видны живописные окрестности. После того как хозяин очистил берег, этот вид ничто не омрачает. За оградой участка Михаил посадил, кроме уже упомянутых елок и сирени, шесть сосен, 18 «непыльных» тополей. А всего на своей и общей земле руками хозяев высажено более 3500 растений.

ТЕПЛО РОДНОГО ОЧАГА

Впрочем, очаровываться переменами в природе, вглядываться в огни города, который вечерами кажется таким далеким, можно и в кабинете. Здесь за спиной хозяина висит карта мира. На ней он отмечает места, где побывал. И отовсюду: из Вьетнама, Камбоджи, Южной Африки, Сингапура, Зимбабве, Англии — он везет сувениры и необычные вещицы. Особенно много венецианских и деревянных резных масок.

– Собираюсь все эти маски повесить в бане, — говорит Михаил. Баня у Чирковых двухэтажная — это целый комплекс здорового образа жизни с бассейном, тренажерным залом, холлом для отдыха.

Хороша!

Еще есть беседка. В ней длинный стол на дюжину мест, барная стойка и необычная печь. Частью печь сложена из кирпича, частью — из булыжника, и от нее веет какой-то доисторической первозданностью. Она создает непередаваемый уют во время приема гостей на свежем воздухе. Чтобы сложить этот чудо-очаг, Михаил искал печника четыре года.

И нашел наконец художника Николая Комарова-Дувакина.

Ну а часть булыжников хозяин опять-таки положил собственноручно.

– Ведь в деревне живу! — смеется Михаил. И добавляет: — Дом строится, чтобы детям было хорошо, чтобы они заботились о животных и чувствовали свою ответственность за них, чтобы научились любить свой дом и свою страну. Чтобы в доме тебя всегда ждали.


Инга ЗЕМЗАРЕ

comments powered by HyperComments