781
0
Дмитрий Синочкин

«Отношения завязаны на собственности»

В предыдущем номере журнала «Пригород» мы посвятили несколько материалов тому, как строятся отношения между областным уровнем власти и муниципалитетами. Но ведь есть еще и федеральные интересы. Их — в вопросах, касающихся собственности, — в области представляет Территориальное управление Федерального агентства по управлению федеральным имуществом (ТУ Росимущества).

– Как строятся взаимоотношения между местными властями, органами субъекта федерации и представителями федерального уровня?

– До того как будет проведено разграничение, землей будут распоряжаться местные органы власти. Если участки не прошли межевание, разграничение и государственную регистрацию собственности, то местные органы власти распоряжаются ими по закону.

– Это 200 муниципалитетов?

– Да, если точнее — 222. Принципиально это очень важно, потому что область одна из первых перешла на новую схему самоуправления и практически все полномочия и услуги исполнительной власти реально перешли на места. Сейчас и губернатор, и все органы исполнительной власти области активно работают, чтобы выстроить нормальные, правильные взаимоотношения. По закону муниципальные советы самостоятельны. Но было бы неправильно, если бы сейчас правительство и губернатор отстранились от работы с ними.

– Пока больше похоже, что субъект федерации ограничивает возможности муниципалитетов, чтобы те не натворили разного…

– Воспитывая ребенка, мы всегда его в чем-то ограничиваем…

Нельзя сказать, что люди, которые пришли к руководству муниципальными образованиями, недееспособны или непрофессиональны и т.д. Другой вопрос — у них нередко нет опыта реальной практической работы, зато есть амбиции. Я считаю, что губернатор четко и правильно определил роль и место областного правительства в работе с муниципальными образованиями. Подменять их не надо, лишать их возможности выполнять свои функции категорически не следует — это незаконно. Но должны быть определены некоторые ограничения. Выстроены такие отношения, которые позволили бы конструктивно, правильно использовать полномочия (для населения в первую очередь) и решать насущные задачи. Вот это — самое главное. Потому что можно написать много правильных законов, но если не будут налажены отношения между органами власти — всегда будут возникать какие-то трения, непонимание…

И в конечном счете это отрицательно влияет на жизнь людей, интересы которых исполнительная власть призвана соблюдать.

И межличностные отношения, и отношения между всеми уровнями и ветвями власти должны быть выстроены логично и при этом — быстро. Потому что времени на раскачку нет. Не успеет пройти лето — уже зима, и опять коммунальные проблемы. Все это — в ведении муниципальных советов. За это время они должны научиться управлять, принимать решения, работать с населениям, с недвижимостью, с землей и т.д.

– Муниципальные депутаты будут тренироваться на кошках или на живых людях?

– К сожалению, они будут учиться на живых людях.

– Тогда конкретнее, пожалуйста. Областная власть ввела ограничения, и участками свыше 3 га под жилую застройку муниципалитеты распоряжаться не будут, пока не научатся. Насколько это мера соответствует закону?

– Любое вмешательство в законную деятельность законно действующих органов государственной, исполнительной и законодательной власти — неправомерно.

Однако надо учитывать еще вот что. Кроме органов муниципальной власти на территории ЛО действует целая система других: районный уровень, областной, федеральный, который мы, в частности, представляем. Объекты недвижимости, которые находятся в федеральной собственности, располагаются на территории ЛО. И если мы не будем координировать свои действия с правительством ЛО, с губернатором, то, как рак, лебедь и щука, будем тянуть в разные стороны. Хотя у нас есть федеральные полномочия. То же самое — во взаимоотношениях с ОМСУ.

Губернатор мог отложить переход к местному самоуправлению до 2008 года. Он принял решение — волевое, политическое — провести местные выборы в 2005-м. В местную власть пришли совершенно разные люди, которые никогда не работали в этой сфере. Многие пока даже не знают, какие планы социально-экономического развития приняты в области, какие инвестиционные проекты разрабатываются и реализуются и т.д.

Муниципальные органы должны работать с людьми, заниматься местными вопросами. И не только, например, кому-то прирезать земельный участок в 10 соток. Может так получиться, что рядом реализуется большой проект, и конкретному человеку, который живет поблизости, он только мешает и вообще не нужен. Или наоборот: придет инвестор в ОМСУ и попросит 100 га земли под какую-нибудь идею. Ну, нет возможности у муниципального совета решать такие проблемы. А в областном правительстве есть комитет по градостроительству и архитектуре, есть КУГИ и земельный комитет, где на высоком профессиональном уровне эти вопросы решаются. Если сейчас, например, просто так всю землю области отдать муниципальным советам, получится: берите земли столько, сколько переварите. А справятся они или у них будет несварение — трудно сказать.

Вопрос о законности ставится не вполне корректно. Каждый человек, родившись, получает все права, но это не значит, что его не надо контролировать.

Я не говорю, что за муниципалами нужно непременно присматривать. Им нужно помочь в становлении: оказать методическую помощь, организационную, любую другую…

– Как это выглядит на практике?

– У нас есть комиссии по разграничению земельных участков, на которых мы регулярно собираемся: представители субъектов федерации, муниципальных образований первого или второго уровня… И если раньше муниципалитетов было 20, то сейчас мы вынуждены работать с 222-мя. Нагрузка в 10 раз увеличилась. И когда идет речь о разграничении собственности, ясно, что там интересы пересекаются.
Позиция муниципалитетов очень важна. И претензии бывают совершенно правильные. Мы сейчас передаем им объекты соцкультбыта, военные — имущество, которое им не нужно для деятельности, связанной с целями обороны, и т.д. Но ведь как это делается?

Передается жилой фонд, и все. А надо еще, по логике, и инфраструктуру, и другие средства для обеспечения. Более того: муниципалы берут на себя обязанности, берут имущество соцкультбыта, а денег на то, чтобы его содержать, сразу не получают. Они должны выйти в Минфин, представить свои расчеты и только после этого, через некоторое время, им приходит федеральное финансирование.
А люди-то живут сейчас… Им нужно тепло, надо убирать территорию, вывозить мусор. Поэтому возникают накладки, проблемы имущественного характера …

С властью на месте надо выстраивать отношения, чтобы люди, которые возглавляют ОМСУ, понимали не только ситуацию в границах муниципалитета, но и политику правительства области. Мы, представляя федеральные органы власти, тоже должны будем выстроить с ними правильные, адекватные отношения. Потому что есть еще интересы федерального ведомства и федерального бюджета. Все это непросто и завязано на собственности.

К сведению:

Михаил БЛИНОВ родился 10 июля 1955 года в Нижнем Новгороде. Служил в Вооруженных Силах, в органах налоговой полиции. Работал начальником Приморского районного агентства КУГИ, заместителем главы ТУ Приморского района СПб.

К сведению:

На территории Ленинградской области в реестре федерального имущества числится 420 юридических лиц.

В адрес ТУ Росимущества представлены сведения от 446 юрлиц на разграничение прав собственности на землю, направлены документы на 1374 земельных участка общей площадью 37260,8 га, на которые будет оформляться право собственности РФ.

Специалисты Территориального управления в 2005 году провели 94 проверки использования и сохранности федерального имущества. Обследовано более 1500 объектов.

На 01.01.2006 в производстве юридического отдела ТУ Росимущества находилось 257 дел. Из них 23 — о взыскании задолженности по арендной плате, пени за просрочку исполнения обязанности по внесению платежей, 21 — о незаконном использовании федерального имущества, 19 — о признании сделок недействительными и 5 — о признании права федеральной собственности на объекты недвижимости.

Беседовал Дмитирий СИНОЧКИН

comments powered by HyperComments

апрель 2006