741
0
Дмитрий Синочкин

Новый русский, go home!

Интерес к усадебным комплексам начинают проявлять и состоятельные петербуржцы. Но с памятниками местного значения дело обстоит непросто...

В ПОДМОСКОВЬЕ спрос на исторические усадьбы и особняки среди частных покупателей существует последние пять лет, и он довольно высок. По некоторым оценкам, только за прошедший год частные лица купили около 50 исторических усадеб, которые ранее были лишены государственного статуса. Правда, сделки с особняками держатся в строжайшем секрете, точные суммы не разглашаются. Основные требования покупателей касаются юридической чистоты объектов, а также их расположения в непосредственной близости от Москвы.

Постепенно интерес к усадебным комплексам начинают проявлять и состоятельные петербуржцы. Но с памятниками местного значения дело обстоит непросто: усадебное имущество в 1990-е годы растаскивалось по частям, дробилось и уходило из-под контроля. В результате передать претенденту комплекс как единый объект оказывается сложно до крайности.

УСАДЬБА НА 12 СОТКАХ

«К сожалению, по всей области события сегодня развиваются по сходному сюжету: садоводы и частные застройщики захватывают усадебные территории,— рассказывает Ольга Набокина, специалист Инспекции по охране и использованию памятников истории и культуры Ленинградской области.

Местные администрации еще с советских времен не согласовывали с инспекцией землеотводы — участки с пустующими фундаментами, парки сельсоветы отдавали застройщикам.

В Тосненском районе есть усадьба Бурцева — деревянный дом, который в конце 1980-х был взят на баланс КГИОП: он был приговорен к сносу. Но нашелся покупатель, мы оформили купчую на дом. Новые владельцы, семья петербургских интеллигентов, собственными силами и за свой счет восстанавливают здание, и недавно встал вопрос о передаче участка. Готовы проект и документация по восстановлению не только дома, но и парка, и речь идет о нескольких гектарах — пусть даже в аренду. Но местная администрация настаивает, что передать частным лицам “по закону” можно только 12 соток. В интересах местных властей — раздать эту землю под частную застройку»…

НЕВЗИРАЯ НА

Другой момент — часто в усадебных комплексах размещались центральные усадьбы совхозов. В момент акционирования отдельные помещения, записанные в документы как «мастерская» или «цех», вошли в уставные капиталы этих АО, и никому не пришло в голову обеспокоиться, что «цех» — это здание флигеля или каретника. Выкупать комплекс приходится по частям. Например, в Молосковицах (Волосовский район) частный предприниматель взял в аренду три постройки из усадебного комплекса (дом управляющего, скотный двор) и восстановил их, чтобы использовать под дачу. А остальные строения по-прежнему остались за каким-то местным АО.

«В Лужском районе у озера Врево есть известная усадьба, которая попала в уставный капитал совхоза “Володарский”, — рассказывает другую историю Ольга Набокина.— Она использовалась как жилой дом совхоза. Здание выкупил петербургский предприниматель, расселил его, восстановил дом. Сейчас возрождают парк, две хозпостройки. Но все приходится делать постепенно — например, отдельно пришлось расселять флигели».

Но спрос на усадебные комплексы не за горами: восстановление усадьбы на берегу Врево привело к тому, что сейчас покупатель присматривается к другому усадебному комплексу по соседству, в Заполье.

«Чтобы оценить жизнь в усадьбе, нужны вкус и образование,— замечает Ольга Набокина. — И такие люди уже появляются».

История:

Традиционно усадьбой называли земельное владение с господским домом, вспомогательными постройками и парком, который занимал от одного до нескольких десятков гектаров. Под это определение подпадали и царские резиденции, и загородные дворцы аристократии, и поместья мелкого дворянства.

Екатерина ГОЛУБЕВА

comments powered by HyperComments

апрель 2006