После Четвертой мировой

Я люблю играть с компьютером в шахматы. Очень увлекательно — если поставить ему ограничитель, чтобы он думал не дальше, чем на три хода. Тогда у меня есть шансы. А вот если ставить на время — хотя бы 0,01 секунды — уже никаких.

Но что там шахматы: восемь клеток на восемь.

Последним бастионом человеческой интуиции раньше считалась игра го. Чувство позиции и прочая лабуда. Там комбинаций больше, чем атомов во Вселенной. Однако год назад корейский мастер девятого дана Ли Седоль проиграл турнир компьютеру AlfaGo. Известный психолог доктор Курпатов так впечатлился, что объявил эту дату началом «Четвертой мировой»: человечество против искусственного интеллекта. Причем сразу сообщил, что мы ее уже проиграли.

А 1 января 2017-го созданный в Китае робот-журналист написал свою первую заметку. За одну секунду. Про то, как увеличивается число поездок перед китайским Новым годом.

Что Китай: в США роботы-журналисты пишут заметки примерно с 2010 года. Про спорт, про погоду, биржевые новости… Робот Quill даже имеет собственный блог на сайте уважаемого издания Forbes.

Придирчивые экзаменаторы не смогли отличить текст статьи, написанный программой, от человеческого. (Я, впрочем, иногда релизы от коллег получаю — тоже сомневаюсь: ну не мог живой человек такое написать!)

Китайский опыт важен, потому что там вообще — иероглифы. Мне вот хоть какую программу заряди — не смогу, чтобы иероглифами, даже про погоду.

На бирже уже давно сражаются алгоритмы. Вылавливают микроколебания за миллисекунды, кто шустрее — зарабатывает пару центов, а то и долларов. Правда, пока еще несут заработанное хозяину, как пес — домашние тапочки. Но это пока.

Недавно в Петербурге проходила конференция по оценке. Тихий интерьер отеля «Кортъярд Мариотт Пушкин», вежливая охрана, интересные темы… И сотни полторы умных людей в одном зале! У каждого — минимум два образования. Сильное впечатление, надо сказать, я за последнее время отвык как-то.

И вот специалист из Твери Павел Карцев минут пятнадцать доказывал, что уже через пару лет 80% этих умных людей потеряют работу. Потому что все рутинные операции по оценке недвижимости будут выполнять алгоритмы. Результат точнехонький, по больничному платить не надо, в декрет или там по уходу за приболевшей свекровью — ни-ни. Да и всех расходов на круг — оплатить пару киловатт в месяц, как за электрочайник!

Ну-ну, думал я про себя. Рутинные операции. Вот поставим машине задачу — совершенно рядовую, самую обычную. Допустим, оценить участок в садоводстве. Что сделает программа? Наберет аналогов, подставит значения в формулы и выдаст ответ. И приплыли, как «Титаник». Потому что в аналогах — наврано, и цены не от сделок, а от аппетитов продавца, и вообще, если кто не в курсе, с июля месяца прошлого года наша премудрая Дума, да продлятся ее дни, объявила, что на сельхозке можно выращивать рапс, а дачи строить нельзя, и стало быть, всякий обладатель такой дачи — потенциальный нарушитель с последующим изъятием, оштрафованием и шельмованием в подручной прессе. Ну и? Как алгоритм взвесит риски? Как определит: хватит пока бюджетных денег на печать паспортов для ДНР и ЛНР — ну, тогда дачников до поры не тронут? Или вдруг не хватит, и тогда Росреестру и Госземконтролю спустят сверху вниз план по штрафам и санкциям? Как он учтет, что искомое садоводство, допустим, — старенькое, и бумаги с разрешениями давние, так что, скорее всего, не станет инспектор придираться?

Думаю, что и с биржей какая-то похожая петрушка. И с беспилотными автомобилями — ну, пусти их на дорогу, да хоть в той же Твери. Не говоря про Алапаевск.

Не будем, конечно, обольщаться. И оценщик из вида Homo всей перечисленной выше сложности тоже не осилит. Но зато прищурит мудрый глаз на хрустальный шар, на клиента поглядит ласково, как земский доктор на грыжу, и денег возьмет не за глупую цифру, а за роскошь человеческого общения.

Или вот про любовь, раз уж весна все равно началась, и на носу 8 Марта со всеми вытекающими.

Но про это — в другой раз, а то в колонке места не хватит.

 

Удачи вам!

Дмитрий Синочкин

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин