Черные лебеди цифры

В апреле будем праздновать день птиц.

«Черный лебедь» на языке аналитиков и футурологов — важное событие, которое никто не смог предвидеть и спрогнозировать. Этот термин пустил гулять Нассим Талеб, математик, трейдер и отчасти философ.

До открытия Австралии люди были уверены, что все лебеди — белые. Они просто никогда не видели других.

«Черные лебеди» современной истории — это террористическая атака 11 сентября и цунами 2004-го, ипотечный кризис 2008-го и авария на Фукусиме.

«Удивительно даже не то, что мы ошибаемся в прогнозах, а то, что не понимаем этого,— пишет Нассим Талеб. — На тридцать лет вперед мы планируем социальные гарантии (типа пенсионного фонда) или цены на нефть, хотя не можем предсказать их даже до следующего лета».

В феврале случилось несколько важных (на мой взгляд) событий. Они затерялись в потоке других новостей, которые СМИ считают интересными (кого родил Киркоров или как муж подарил Глюкозе ночной клуб). Мне бы хотелось их выделить.

Итак.

Российский Интернет по итогам 2011-го впервые обогнал печатную прессу по объему рекламы: 41,8 млрд рублей против 40,4 млрд. (Кстати, в США это произойдет, согласно прогнозам, только в этом году. Там традиции периодической печати помощнее, и доверия к ней больше.)

Обанкротилась сибирская сеть магазинов «Книгомир», пытаясь спасти головное предприятие «Топ-книга». Та пошла ко дну еще раньше, задолжав группе АСТ 1,5 млрд и 890 млн рублей Сбербанку. И снова подключим американский бэкграунд: год назад в США обанкротилась фирма Borders — известная сеть книжных супермаркетов с сорокалетней историей. А в январе 2012-го корпорация Apple заявила, что выходит на книжный рынок…

И не стоит думать, что в цифровом мире все гладко.

Крупнейший российский продавец электроники «М.видео» убирает с полок музыкальные диски. За последние два года их доля в продажах снизилась почти в 3,5 раза — до скромных 1,35%. Фирма планирует перевести реализацию всей медиапродукции в Интернет. Там их, конечно, ждут: по оценкам Intermedia, легальные продажи музыки в Рунете составили за год $90 млн, пиратские — около $450 млн.

Это все, в общем-то, об одном и том же. Революции приходят через Facebook, но их результаты уходят туда же. Способов передачи контента расплодилось неисчислимое множество, но можем ли мы утверждать, что новости стали оперативнее и объективнее? Пусть человек у компьютера знает о происходящем больше, чем индивид у телевизора, но что он делает с этим знанием? Встает и выходит с плакатом? Ага. Сейчас. В девяти случаях из десяти он фиксирует, что узнал «первым нах», и ему достаточно.

Хороших текстов и прилипчивых шлягеров создается не больше, чем век или три тому назад. Но теперь у них гораздо выше вероятность утонуть в море непритязательных поделок.

Сегодня признаться: «Я смотрю телевизор» — губительно для репутации. И почему вы думаете, что через два-три года то же самое не произойдет с Интернетом?

Конечно, мы не луддиты (кто полез в википедию?), и мы будем совершенствовать сайт журнала «Пригород». И, наверное, разместим его в «облаке». Может, я даже научусь поддерживать блог и писать в него регулярно.

Только главные усилия мы все же оставим здесь: ваять тексты приличного качества о том, что нам представляется важным. А потом — в полимерную обертку, в Сеть или хоть в бутылку и по волнам — не так уж и важно. Пусть доставкой контента потребителю занимаются специальные люди. Результат, как показывает практика, все равно получается сходный. 

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин