858
0
Земзаре Инга

Тярлевские традиции

Есть в пригородах Петербурга дома, построенные на перекрестках российской истории. Например, дом родителей Олега Васильевича Петрова в Тярлево.

В двух шагах от места, где он возведен, проходила первая в России железная дорога; неподалеку, в здании Павловского вокзала, играл оркестр под руководством Иоганна Штрауса, а уже в близкое нам время соседкой Петровых была писательница Ольга Форш. Совсем еще молодым человеком наш герой чинил у нее телевизор…

БАННЫЙ ДЕНЬ

С полковником Генерального штаба в отставке Олегом Петровым меня познакомил член Русского географического общества Сергей Голубев. Этот неутомимый путешественник, занятый поисками древней Гипербореи, на собственной отдаленной даче бывает редко, зато с удовольствием навещает своего старого знакомого в Тярлево. Особенно по субботам, когда в баньке у Петрова собирается целая компания. Мы приехали к Олегу Васильевичу как раз в банный день. Один за другим подъезжали и подходили гости — интереснейшие, между прочим, люди. Зашел с женой сосед-кузнец, известный тем, что поставил кресты своей работы на Смольный собор и другие петербургские храмы. Прибыл прямо из Америки уважаемый хирург с детьми, который спел «Во кузнице молодые кузнецы». Очень азартно, от души спел! Душевно было и от выставленных на стол хозяйских припасов: квашеной капусты, моченых яблок, меда, маринованного чесночка. А вот непременного в современном застолье алкоголя, клубов табачного дыма, можно сказать, и не было, поскольку хозяин проповедует здоровый и, как он обязательно дополнит, праведный образ жизни. И его баня размером 5 на 3 метра, призванная поддерживать в здоровом теле соответствующий дух, сделана по всем правилам. Срублена она своими руками из еловых бревен. Я спрашиваю, почему не из сосновых? Оказывается, стихия поспособствовала. Одно время хозяин работал лесником в Павловском парке, и однажды там случился сильный ураган, который повалил много деревьев.

– Парк надо было срочно расчищать, — объясняет Олег Васильевич, — мне и отдали поваленные деревья. Зачем же рубить живое? Так мне достались елки, которые падают, а не ломаются, как сосны. У сосны стержень уходит глубоко в землю, и ствол у нее под напором переламывается. У елки, напротив, корни поверхностные, крона более парусная, и ее выворачивает с корнями. Фундамент и нижний венец бани хозяин ставил с помощью друга-путешественника. Ну а необычные — тоже исторические — лавки появились при участии другого товарища.

– Они сделаны из материала, который остался после ремонта дома знаменитого Александра Кованько, первого авиационного генерала России. Это здание до сих пор видно из окна, если ехать по железной дороге мимо Воздухоплавательного парка. В советское время там был завод по ремонту самолетных систем посадки, где работал мой друг. Он помог мне купить старые доски и балки, которые выбрасывали во время капремонта. Из них мы сделали прируб в доме, а также изготовили широкие доски для бани. В бане, чтобы дольше держалось тепло, сразу две каменки, большая и маленькая. И целых три вида веников: березовый, дубовый, можжевеловый. Зачем, спрашиваю, так много? – Они все целебные, но каждый в своем роде. Береза и можжевельник укрепляют дух, ароматизируют. Можжевельник колет, а значит, хорошо массирует тело, возбуждает активные зоны. Дуб гонит пар, им хорошо охаживать тело. В предбаннике висит полдюжины шапок для парилки: и классическая шляпа с полями, и в виде буденовки со звездой, и элегантный берет. На любой вкус!

ЖИТЬ НАДО ШИРОКО

Дом, построенный в середине 1950-х годов, внушителен и крепок. Размеры его 7 на 9, и стоит это высокое светло-бежевое сооружение на просторном участке в 15 соток. В нем постоянно жили родители Петрова, а сам он, по его собственному выражению, прослужил в армии 33 года и 3 месяца и вернулся на родину. Так что это тот редкий случай, когда дача становится просто домом. У большой семьи Олега Васильевича есть еще и городская квартира, и «дальняя» дача — на Валдае. Родился хозяин на берегу Тярлевского ручья в деревне Липицы. Но свой тярлевский дом он считает родным. – Мальчишкой я помогал отцу на стройке, отсюда ушел служить, и за все годы службы, — рассказывает Олег Петров, — ни разу не ездил в санаторий, потому что в отпуск меня ждали мать с отцом. Я приезжал, занимался домом, оборудовал его. В доме есть все: телефон, водопровод, газ, отопление, ванная, автономная канализация с туалетом, как в городе. Вообще, он все умеет делать сам. «Я как Самоделкин, — говорит о себе. — Но прежде чем что-то делать, проблему изучу досконально». Поначалу Петровым пришлось просто много поработать руками. Участок под строительство в Тярлево им выделили вместе с делянкой леса за Новолисино. Там создавалась система ПВО для защиты Ленинграда, и надо было вырубать лес. Получилось, что и государству хорошо, и застройщикам. Лес валили зимой, вся родня подключалась, друзья. Пилили, обрубали сучки, корили, жгли кору. Старшеклассник Олег активно помогал взрослым.

– Еще мы ездили по обгорелым после войны деревням вокруг Пушкина. Целых фундаментов в деревнях не было, одни бутовые столбы. Мы этот бут выкапывали, а когда батя вечером приезжал, грузили и везли сюда. В результате этих коллективных усилий на участке вырос сруб — основа дома. Сегодня в нем на первом этаже три комнаты, кухня, ванная метров шесть, большая веранда. На второй этаж ведет широкая основательная лестница, а там — еще две комнаты и веранда. Интерьер дома сочетает в себе элементы деревенского и городского быта. И невооруженным глазом видно, что все в доме сделано с любовью: резные наличники, застекленная витражами веранда. Особенно витражи хороши в яркий солнечный день и по вечерам, когда веранда освещена. «Витражами еще батя руководил», — замечает Олег Васильевич. О родителях он говорит с большой любовью и гордится ими (его отец прошел всю войну в знаменитой партизанской бригаде Героя Советского Союза Германа). Их фотографии украшают гостиную.

– Я пью здесь чай и могу разговаривать с ними. А чай в этом доме пьют с собственным медом. Занятие пчеловодством было давней мечтой дачника. А ее воплощение началось с того, что родня попросила подержать на участке улей. У Петрова это в порядке вещей — он человек отзывчивый, и в его доме чего только нет. Улей был пуст. А летом туда заселился рой. Петров позвонил родственнику: – В улье появились жильцы! Ну а в результате на участке в Тярлево за первым ульем возник другой, потом третий… Сам же Олег Васильевич основательно втянулся в секреты пчеловодства. Сейчас возле компьютера в его кабинете лежит книга по пчеловодству, а ульев у него уже целых 15.

– Это среднерусская пчела, она самая лучшая для нас. Сейчас ульи на зиму тепло укутаны. Вот так и живут в Тярлево по русским традициям — с легким паром, сладким медом и задушевной беседой.

Инга ЗЕМЗАРЕ

comments powered by HyperComments

март 2008