1117
0
Дмитрий Синочкин

«Мой бизнес уменьшается, как шагреневая кожа»

Когда человек выбирает место жительства, одной из главных проблем становится школа. Где будут учиться наследники? Из резиденции за городом их ведь придется возить каждый день туда-обратно? В принципе, можно устроить и наоборот — чтобы учителя приезжали. Но практика домашнего образования разрушена так основательно, что даже сама возможность приходит в голову далеко не каждому состоятельному человеку. Одним из первых — еще 17 лет назад — альтернативу школьному воспитанию предложил Олег Кильчичаков.

– Как вы сами называете свой род деятельности?

– Я консультант. Как Воланд. Консультант для родителей. Идея пришла в 1990-м году. Я работал в школе учителем истории. Плохая была школа, в Невском районе, около тысячи детей. У меня были 4-е, 7-е и 9-е классы. В 4-м учиться хочет большинство, к 7-му — меньше, а в 9-м — уже единицы. А в моем кабинете во вторую смену занималась начальная школа. Первоклашки с радостью разбирали ранцы, выкладывали на стол разноцветные учебники, совали учительнице яблоки и конфеты… Они ходили в школу с удовольствием. Вывод был совершенно прост: государственная школа за несколько лет убивает у ребенка интерес. Значит, надо опуститься на уровень дошкольного образования и там заложить такой фундамент, чтобы интерес к знаниям даже школа не могла выбить. Я же историк, я вспомнил, что были гувернеры. Сначала русское дворянство, потом и купечество, и зажиточные мещане могли себе позволить нанять человека, чтобы он занимался с ребенком. И ребенок шел в школу не в 6–7 лет, а в 11–12, а некоторые и вовсе учились дома и потом поступали в Университет…

– Сколько детей прошло через ваших гувернеров?

– Около двух тысяч. Самого разного возраста — от двух недель до 17 лет. Золотой возраст — 4–6 лет, ребенка нужно готовить в хорошую гимназию. Существуют права ребенка. Если неподготовленный ученик приходит в хороший класс, где дети бегло читают, считают, он нарушает права всех остальных. Колонна идет со скоростью самой слабой машины. И над ним будут смеяться, никакие родительские деньги не помогут. Дети жестоки… – Где вы берете гувернеров? – Самый сложный вопрос. Сегодня в Петербурге 80 кадровых агентств, которые делают ту же работу. И все жалуются на нехватку кадров. Мы начали с учебы. Я создавал компанию как учебные курсы. Люди учились два месяца и шли работать к малышам за 5 рублей в час. Мы брали людей с высшим гуманитарным образованием или после педучилища. В семьи я их бросал «сырыми», недостаточно подготовленными. Первые полтора года я не брал ни копейки с родителей. Мне платили только мои «студенты». А в сентябре 1992-го вышел «Коммерсант-daily», нулевой номер. По результатам опроса 600 предпринимателей на первое место в шкале жизненных ценностей поставили заботу о детях; 78% думали не про Канары, а про своего ребенка! Еще до этого было несколько звонков: люди, которые нанимали гувернеров, спрашивали: «Мы чем-то обязаны?» — «Да нет, говорю, рад, что вы выбрали одного из наших специалистов». Я сделал контракт платным. Количество звонков выросло вчетверо!

– Чем отличается гувернер от няньки?

– Французский глагол gouverne означает направлять, развивать. Нянька — это взрослая женщина, застиранный халатик, горшки… Арина Родионовна — редчайшее исключение. Гувернер — высокообразованный человек, точнее — гувернантка: 99% из них — женщины. Мужчины в эту специальность не идут, маленькие зарплаты.

– Какие требования вы предъявляете?

– Любовь к ребенку. Мы ведь не просто вкладываем в его голову знания по математике или навыки беглого чтения. Мы стараемся, чтобы человек вырос нонконформистом. Чтобы его не задавило тупое большинство. Воспитываем ярких индивидуалистов. Мы работаем, как Ананов. У меня школа ювелиров. Родители дают нам самородок. Он может быть еще запечатанным, грязным… Гувернер — тоже яркая личность — смотрит, общается, тестирует. Потом пишет программу, для конкретной семьи. Например, у ребенка хорошая память — давайте тренировать логику, пространственное воображение. Мы делаем очень тонкую работу.

– Людям, воспитанным таким образом, придется столкнуться с проблемами.

– Я хочу, чтобы они оставались здесь и работали. Но я против диктатуры тупого большинства. Конечно, им будет сложно. Я люблю тест про манную кашу: пять детей, на столе — сладкая манная каша, пять тарелок. А одному, кого на минутку отвлекли, положили соленую. Моя задача — чтобы ребенок мог сказать: эта каша мерзкая и соленая, я ее есть не буду. Чтобы он называл белое — белым, темное — темным.

– Либо лидер, либо одиночка?

– Может быть. Но родителям это нравится. Мы работаем для богатых. В вашем журнале — дома по 500 000, по миллиону долларов, их покупают. В городе богатых людей очень много. Умных богатых — в десять раз меньше. Умный часть капиталов вкладывает в зарплату гувернантки, чтобы она занималась с его сыном пять — восемь часов в день. Есть косные клиенты. А есть — такие, как Олег Тиньков, Бадри Патаркацишвили — люди, которые в жизни вытащили себя сами, как Мюнхгаузен. Александр Потехин… Ирина Потехина опубликовала про нас громадную статью в «Комсомолке». Той России требовались яркие личности. Сейчас я со страхом смотрю на то, что происходит. После «диагноза» от «Коммерсант-daily» мы поняли, что предприниматели дико любят детей. Теперь мы берем деньги ежегодно: 30 000 рублей, на следующий год 24 000, на третий 20 000 — потом уже бесплатно, потому что пора уходить.

– Сейчас ваш бизнес сложился. Сколько у вас гувернанток?

– Меньше ста человек. Мой бизнес уменьшается, как шагреневая кожа. Гувернантки выходят замуж, становятся мамами, бабушками, болеют, у них случаются личные обстоятельства, они уезжают и так далее. А новые не приходят. Я проверил более 1000 человек. Бросал посреди озера с лодки. Выплыло 7%. Кто-то учился просто для себя, кто-то понял, что это не его. Кого-то уволили с треском… С 1999 года перестало хватать кадров. После дефолта люди переоценили свои зарплаты, часть из них ушла из профессии. В чем сейчас проблема всех кадровых агентств: надо предложить клиенту гувернантку, за которой стоит опыт пяти семей, пяти детей, 10 лет успешной работы. В городе много гуманитарных вузов, немало педучилищ. Но молодых людей без опыта семья на работу не возьмет. Получается замкнутый круг. Хороших гувернеров будет больше, если им больше платить. 30 000 – 40 000 рублей — это их максимальный заработок. Они заняты пять дней в неделю по восемь часов. Человек образованный, знающий языки, в торговой фирме заработает больше. Давайте нарисуем портрет идеального гувернера. Он любит ребенка, он сам — состоявшаяся личность… Языки, музыкальная школа, курсы кройки и шитья… Водит автомобиль, играет в шахматы, занимается спортом, может повести в поход, краевед, патриот. Собеседник, рассказчик, умеет создавать и придумывать игровые ситуации…

– А крылышек у него нет?

– Могут и быть. Так вот: я создал портрет идеального гувернера, ваши коллеги его растиражировали, теперь приходят клиенты и требуют такого же. А его либо нет в природе, либо он есть, но расписан на четыре года вперед. Я сам виноват, сам создал проблему. И теперь я не ищу родителей-клиентов — только педагогов. Своих гувернанток, которые со мной семь лет, заставляю приводить подруг, с которыми они когда-то учились, работали в школе. Наши клиенты привыкли за все платить. Они платят адвокатам, охране, партнерам, банкам. Для умного бизнесмена заплатить за развитие ребенка — это инвестиции. Для глупого — издержки.

– Перемещение богатых — в том числе и умных богатых — в ближние и дальние пригороды создает новые проблемы?

– Многие гувернантки увольняются: одно дело работать в центре, другое — ездить в Балаково. Бывает, что приглашают гувернантку на два дня в неделю, на выходные. Иногда приглашают и постоянно жить, но это неправильно. Я ищу людей социально устоявшихся, имеющих надежный тыл — чтобы хороший непьющий муж, дети… Чтобы ее тянуло домой. И я не хочу, чтобы она работала 24 часа в сутки. Постоянное проживание — совсем другая судьба. Можно нанимать двух людей. Чтобы была няня и приходящие домашние учителя. Нянька будет 12 часов в день: гуляет, кормит, укладывает спать. Гувернантка приходит на четыре часа, с 10 до 2 дня, в самое биологически активное время. Но гораздо эффективнее — когда образованный человек занимается по восемь часов в день.

– Складывается целая сеть коттеджных поселков…

– Сколько домов? Порядка 5000? Значит, умных богатых — около 500. Будем обслуживать… Не хватает людей — будут стоять в очереди. Я же у вас в журнале читал: застройщики обещают строить школы, детские сады, но обманывают и не строят.

– А у вас есть загородный дом?

– Есть дача в Лосево, садоводство «Прогресс-2». Триста шагов от Суходольского озера. Домик 6 на 6, два этажа. Мы там живем с первого мая по первую декаду октября.

– Вы ощущаете среднюю школу своим противником?

– Я занимаюсь дошкольной подготовкой. Если меня приглашают к ребенку 9 лет — значит, были проблемы в начальной школе. Или в 15 лет — безумные проблемы с грамотностью. Какие они конкуренты — они мои поставщики… Сильные придут в эту специальность, когда им будут платить… Сейчас няни получают 100 рублей в час. Но 100 рублей получает и школьник, который раздает листовки на улице, и девочка, которая раздает пивные открывашки... Есть ведь примеры в истории. Был такой царек маленькой балканской державы. Его папу звали Филипп. К нему в учителя наняли Аристотеля. И тот вырастил из мальчишки властителя полумира. Василий Жуковский был воспитателем в консервативной, сложной семье Романовых — и вырос Александр Освободитель. Многое можно изменить, придав какой-то импульс.

К сведению:

Стоимость часа работы специалистов:

Няня от 110

Гувернер от 150

Репетитор от 300

Кухарка от 150

Домработница от 100

 

Беседовал Дмитрий СИНОЧКИН

если понравилась статья - поделитесь:

comments powered by HyperComments

март 2008