Зыбкая вечность

Последние годы я стал скуповат на слова. То ли дело раньше: часами мог нести разноцветную пургу по любому поводу! Да и без повода тоже.

Теперь… Если чего не понимаешь — сваять об этом связный текст непросто. А когда разобрался и понял — скучно. Да и зачем? Ленту новостей полистать разве что…

 

* * *

 

Ищешь-ищешь позитива. Ну, вот: за неделю построили важный социальный объект — больницу. А, нет, это не у нас, это в Китае. Или вот: IT-специалисты огорчились непомерными затратами государства на программу для транспорта и сделали ее бесплатно. А министр, который размещал госзаказ, уволился… Опять мимо. Это в Латвии.

Ну, наконец: пьяный в Уфе забил педофила до смерти. Теперь его зовут на Первый канал — выступать, делиться опытом. Это точно наше, озимое, как тут спутать. Но достаточно ли позитивно?

 

* * *

 

Осень без паузы переходит в весну. Природа дуреет под дискуссии о глобальном потеплении: народ в Сети докладывает о собранных в декабре лисичках. Интересно, а что в августе собирать будем? Ананасы? Нарушение заведенного порядка делает наше существование — и без того не слишком надежное — еще более зыбким…

 

* * *

 

В Калининграде на свадьбе один из гостей напился, стал приставать к гостям и рассказывать, что служит в ФСБ. Фотки утекли в Сеть; невесту арестовали по обвинению в государственной измене. («Раскрытие личности секретного сотрудника».) Дело передано в суд, прокурор обещает до 20 лет.

 

* * *

 

Опять Калининград. В рамках борьбы с терроризмом в гинекологической клинике, в кабинетах, установили видеокамеры. Потому что положено. Думаете, Жванецкий замолчал, потому что устал? Правильно думаете. Устал соревноваться с действительностью.

 

* * *

 

Мир накрыла волна коронавируса, а у нас — особый путь! У нас цирроз, оказывается, вырос вдвое за последние 30 лет. А от вируса мы просто бежим, сбивая хлипкие боткинские замки и прорывая блокаду.

 

* * *

 

Правительство распорядилось: в Пушкине откроют Университет Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Сетевые хомячки немедленно окрестили будущее заведение: «Царскосельский полицей». И вообще изощряются: «Ай да Пушкин, ай да сукин ФСИН!»

 

* * *

 

И, кстати, еще о ФСИН. Полковника из этой славной службы привлекли за растрату. Он пришел на приговор, услышал про три года и прямо в зале суда застрелился. Потому что знал, что к чему, безо всяких университетов.

 

* * *

 

И не надо подозревать меня в русофобии! Старик Невзоров пишет: «Знаете, в чем заключается проблема? Нерусофобской, неантигосударственной, неподрывной информации о России сегодня в природе просто не существует. Ее неоткуда взять. Все, что предлагает реальная жизнь в натуральном, чистом виде, для режима в той или иной степени токсично и разрушительно…»

 

* * *

 

Власть умудряется оставаться гомерически смешной, не переставая быть страшноватой. Обсуждение поправок к Конституции вылилось в какой-то фееричный цирк с конями. Особенно богу досталось. Прямо жалко его… Небось, переживает там, в эмпиреях: включат? Не включат? С какой формулировкой?

И голосовать предлагают пакетом. То есть горячие завтраки идут в комплекте с президентом. Как продуктовый набор в СССР: к банке растворимого кофе непременно прилагался частик в томате. С мягкими косточками и черными глазками в рыжей жиже. И плавленый сыр «Дружба». Или еще какая-нибудь гадость. (Это я про частика, если что.)

 

* * *

 

На фоне этих мышиных потуг проблема будущего урожая укропа или виды на огурцы приобретают какой-то дополнительный вкус. Островок натуральности в мире миражей. Небольшие телесные радости — якорь, позволяющий вернуться из страны миражей в мир живых. Тут еще важно, чтобы рассуждения об огурцах не сочли неуважением к власти и умалением ее авторитета. Она у нас очень обидчивая. Вот про помидоры уже, наверное, нельзя. Или намек на запрещенную сказку «Чиполлино» получится, или про Эрдогана.

Глупости какие-то, правда? А жизнь скользит мимо, как поздний февральский рассвет.

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин