188
0
Некрасов Андрей

Хозяйство без жилья

Новый закон о землеустройстве опубликован для экспертного обсуждения на сайте regulation.gov.ru.
 

Закон разработан прежде всего в интересах сельхозпроизводителей. Старый, принятый еще в 2001 году, не работает. С землей вообще как-то не получается. По данным аудиторов Счетной палаты, в 2017 году от продажи и аренды федеральных участков в казну поступило 9,8 млрд рублей. Это 0,7% бюджета. (Кстати: регионам земля принесла в 2,5 раза больше — 24,8 млрд рублей. Хотя земли у региональных властей меньше.) А 618 млн федеральных га — 63% — вообще не используются.
Чиновники полагают, что землю можно использовать более эффективно. Для этого и затеяна очередная реформа законодательства.
Землеустройство будет создавать условия для наилучшего использования земель сельхозназначения, а также для «сохранения традиционного уклада жизни сельского населения».
Правительство РФ наделяется полномочиями по утверждению признаков ненадлежащего использования участков. (Они у него, впрочем, и так есть.) «Уполномоченные ведомства» будут утверждать классификацию земель сельхозназначения с точки зрения их пригодности для использования в АПК.
Региональным властям доверено устанавливать минимальный размер участка из состава земель сельхозназначения, а также максимальный: одному лицу не может принадлежать более 30% в границах муниципалитета (родственникам — может).
Муниципалам позволено разрабатывать и принимать проекты землеустройства — за свой счет. За исключением случаев, когда такие работы признаны обязательными: при изъятии для госнужд, при уклонении собственника от проведения рекультивации, а также — внимание! — для «устранения существенных недостатков во владении и использовании земель». Эта формула оставляет чиновникам массу возможностей для вмешательства, тем более что «существенность недостатков» тоже определяют местные законы.
Для сельхозземель будут разрабатывать сельскохозяйственный регламент (аналог градрегламента для населенных пунктов) и землеустроительную карту.
Никакого жилья, кроме как в составе крестьянских и фермерских хозяйств, на сельхозземлях не предусмотрено. Понятие «садоводство» в законопроекте не встречается ни разу. Зато есть отдельный пункт, который гласит: «На участках, в отношении которых действует сельскохозяйственный регламент, запрещается строительство зданий или сооружений, возведение которых требует разрешения на строительство или уведомления, предусмотренных законодательством о градостроительной деятельности».
Впрочем, владельцам садовых и дачных домов, расположенных на сельхозземлях (примерно 70% домовладений такого типа), не стоит отчаиваться: в качестве источников финансирования земле-
устроительных работ абстрактно указаны «федеральные и региональные целевые программы». Пока о наличии таких (действующих) программ ничего не известно. А на муниципальном уровне — так уж сложилось — средствами на землеустроительные работы располагают как раз наиболее урбанизированные (и наименее заинтересованные в «сельхозке») муниципалитеты, типа Мурино, Девяткино, Бугров или Янино.
Еще одна важная подробность: со дня вступления закона в силу (предположительно — с 1 января 2020-го) фонд данных, полученных в результате землеустройства (там, где оно проводилось), упраздняется. А все документы, хранящиеся в нем, считаются документами Единого государственного реестра недвижимости.
В целом по России на кадастровый учет поставлено только 20% земель сельхозназначения, а правила землепользования утверждены лишь на 25% территории муниципальных образований.
Так что пока можно расслабиться: воплощение этого законопроекта в жизнь потребует принятия многочисленных подзаконных актов, политической воли и регулярных «пинков» в адрес регионов, а также бюджетного финансирования.
Профессор факультета почвоведения МГУ Петр Сапожников замечает: земельная реформа потребует огромного количества специалистов в области землеустройства и оценки.
Завершение землеустроительных работ во всей стране, согласно законопроекту, планируется к 2025 году.

comments powered by HyperComments