Испытание снегом

У нас в Колокольцево намело. Двухметровые сугробы по обочинам, под гнетом снега на крышах поскрипывают стропила… Не город, чай, на коммунальщиков не пожалуешься. Домовладельцы берутся за лопаты. А куда деваться? Полноприводные джипы, завывая, с трудом преодолевают небольшую обледенелую горку…
В городе — мобилизация. Подсчитывают потери среди горожан (все всерьез: сколько ранено, сколько убито) и делают ставки: кто из районных начальников слетит следующим? Горожане негромко, но внятно (пока не приняли закон о карах за неуважение власти) бурчат: может, стоило все же сэкономить на парадах в честь снятия блокады? Или хотя бы приделать к танкам большие скребки — чтобы технику не впустую гонять.
В Ленобласти тоже борются с непогодой. Но к этому добавляется ощущение прифронтовой полосы, где бдительные контрразведчики ловят шпионов и орудует «Смерш»: то вице-губернатора заметут, то главу крупного муниципалитета… Оказывается, не только в Совете Федерации бывает переполох, когда очередного проштрафившегося сенатора сбрасывают в кутузку, как нерадивого боярина с кремлевского крыльца — в толпу на вилы. На местах тоже не скучают.
Повестка дня переполнена. Настолько, что перестаешь отличать действительно важное от проходного.
На днях новостные ленты перевозбудились из-за скромного предложения Минюста: не наказывать коррупционеров, если правонарушение совершено под давлением «обстоятельств непреодолимой силы». Ох, что началось! Юморили все, представляя, как чиновнику в карман под дулом пистолета засовывают пачку купюр… Или так (сюжет для мультика): внезапный ураган подхватывает должностное лицо, поднимает ввысь, а рядом мелькают оранжевые и зеленые бумажки; повинуясь капризу природы, складываются в стопки и упаковываются беспомощному чиновнику за пазуху… И последним порывом вся эта композиция приземляется на пороге СИЗО.
Ведомство-то имело в виду несколько другое: в небольших населенных пунктах бывает сложно избежать «конфликта интересов». Муж, к примеру, глава администрации, его жена, допустим, библиотекарь, то есть — его подчиненная…
Но эпическое словосочетание уже отправилось гулять в народ.
И сразу же насыпалась гора креативных предложений. Например, отменить штрафы за публичное отправление малой нужды на улице или в подъезде. Как раз по причине «обстоятельств непреодолимой силы».  
Грустно другое: моментально девальвировалось, полиняло само понятие форс-мажора. (Как и все, к чему прикасаются игривые ручки нашего законодателя.) А зря. Это очень полезно: помнить, что бывают вещи, совершенно неподвластные циркулярам.
Вроде, например, смерти. Или снегопада.
Их разрушительные последствия можно смягчить, но полностью избежать не удастся.
В одном из прежних номеров «Пригорода» мы вынесли на обложку фразу Иосифа Бродского: «Зима — честное время года». В каком-то смысле — да. (Хотя поэт скорее говорил о графике — в противовес летней живописности пейзажа.)
Зима приучает к смирению. К тому, что рассчитывать стоит на себя и свои силы. Если повезло — то еще на соседей. Сегодня ты подтолкнешь авто, завтра тебе помогут сбросить мерзлый слой с крыши.
Это куда как важнее страстей в сенате и взаимоотношений главы с его библиотекаршей…
Живем как белки — запасами. Потому что до магазина можно и не доехать. Еще необходимее — неприкосновенный запас эмоций. Воспоминания о немногих моментах, которые на самом деле греют. Без них в наших широтах даже с печкой так сложно дотянуть до марта…

Удачи вам!
 

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин