Мелочи жизни. (Коробок–8. Подражание Розанову)

***

В небольшой пражской кафейке «У завешанного» на улице Uvoz, рядом с отелем, где мы жили несколько дней, можно оставить («завесить»?) денежку. Немного — пару евро. Чтобы незнакомый тебе человек выпил чашечку кофе, если вдруг не при деньгах. А если при деньгах — так, скорее всего, тоже оставит, следующему. Если не жлоб. Вот за этим, собственно, я и еду в Европу, хоть и совсем не по карману, если честно. Очередной готический фасад ничего к моему пониманию мира не добавляет, а вот такие подробности — очень даже.

Подвсплыл, глотнул воздуха — и обратно, в родимую мутную глубину.

***

Воротишься, а тут сюрприз: дымком отечества потянуло. Книжки палят. Не все подряд, конечно, а только изданные за счет негодяя Сороса. Что-то там по истории, «Антология французского сюрреализма» и (почему-то) «Учебник логики». Правда, как позднее выяснилось, в Воркуте так и не сожгли — по известной российской безалаберности. А наверх отчитались, что все в порядке. Взвейтесь кострами. А в Ухте отправили в шредер. Когда мы разбирали квартиру перед переездом, это ж целая проблема была. Ну, невозможно: книжку — в помойку. Даже бросовую, даже переписку Энгельса c Каутским. Очень интересно было бы представить в подробностях внутренний мир этих людей — чиновников, библиотекарей. Учителей из УИКов. Вот она открывает сюрреалистов — а вокруг такая Воркута.

***

Лебеди в Брюгге удивительно наглые. Ты еще только к парапету подошел, а они уже рассекают на всех парах: где булка? Нету? Чего зря шляешься, отвлекаешь только. А на площади перед башней Белфорт — памятник. Два позеленевших мужика. Один — главный мясник, второй — старшина текстильщиков, руководители СРО по-нашему. Присланный из Парижа наместник решил, что в стране кризис и надо бы повысить налоги. Так эти два деятеля подняли своих, ночью перерезали гарнизон и потом еще долго воевали с регулярной армией. Потому что кто там король — дело десятое, а вот за кошелек бюргера лучше не трогать.

***

Изучал данные про площадь квартир в новостройках (см. в «Аналитике»). Двадцать метров «с хвостиком» — и это не минимум, а в среднем по дому! Так мы скоро до мышей дойдем.

Вообще-то многоквартирные дома появились в Древнем Риме. Назывался такой дом «инсула». Ну, мегаполис, народу много, квартирный вопрос не решен. Но! Даже в древнеримских инсулах типовая квартирка на семью — это две комнаты примерно по 20 кв.м! Две, Карл!

***

У чехов еще замечательная «фишка» есть. Подъезжает к президентскому дворцу на Градчанах лимузин с президентом. А к подъезду не припарковаться — туристические автобусы все перекрыли. Он выходит из авто и как какой-нибудь наш замглавы района топает на работу. Один, без ансамбля. «А что, — спрашиваю у соседа-чеха, — охрана-то куда смотрит?» — «Мы тут подсчитали, — меланхолично говорит чех, — если что, нам дешевле нового выбрать». 

***

У нас-то в верхних эшелонах все отчетливее пахнет жареным. То из Лондона гадостей наговорят. И теперь непонятно, ехать нашему на всякие международные тусовки или лучше уж дома сидеть, чтобы не нарываться. То вдруг окажется, что Немцова «заказал» какой-то мелкий шофер, который тут же очень удачно исчез с концами.

В прошлом году в Переяславле-Залесском при реставрации собора археологи обнаружили несколько настенных надписей. В том числе список тех, кто убил князя Андрея Боголюбского. В 1174 году. Три имени и раньше были известны — Петр Кучков, Амбал и Яким Кучковичи. А три — новых: Ивка, Петрко и Стырята. Так что рукописи-то, конечно, горят. Но не всегда и не все.

***

С лебедями, кстати, тоже не все просто. В одном из домов на той самой площади, где башня Белфорт и два мужика, по ходу средневековых разборок (опять из-за налогов) держали взаперти будущего императора, герцога Максимиллиана Австрийского. А его советнику и вовсе снесли голову. Звали советника Питер Лансхальс, в переводе — «длинная шея». У него еще лебеди в гербе были. Герцог, когда откинулся и добрался до трона, горожанам это припомнил. И велел разводить лебедей в Брюгге вечно…

Как причудливо тасуется колода!

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин