1580
0
Земзаре Инга

Фантазия на альпийскую тему

О своем доме Игорь Скляр может говорить не часами, а днями и даже месяцами. Дом у известного актера в Павловске, и как же приятно было оказаться в нем — войдя с ядреного крещенского мороза.

Откуда берутся идеи

На пороге меня лаем встречают крепенькие таксы Дак и Тиль (нетрудно догадаться, что вместе их имена составляют стихотворный размер). А хозяин, насладившись впечатлением, которое произвел на меня этот поэтический тандем, выпускает собак  размяться во двор. Хотя на улице 27 градусов мороза (еще холоднее, чем в городе), таксы возвращаются не сразу, а вернувшись, устраиваются под лестницей, на свое законное место, комфортное и вольготное (дом, кстати, вообще производит впечатление очень просторного).

– Таксы тоже часть дома, — улыбается хозяин. — Мы ведь хотели сделать его таким, чтобы казалось, как говорит моя любимая жена, что мы живем здесь далеко не первые и дом достался нам по наследству от родителей, а тем — от их родителей и так далее.

Мне так и представляется! Возможно, потому, что в оформлении много дерева, а новая мебель соседствует с антикварной: хорошо отреставрированными стульями, элегантным дрессуаром (это такой старинный резной посудный шкаф), купленным в голландском магазине. Впечатление дополняет множество деталей, акцентов, милых мелочей. На том же дрессуаре расположилась коллекция подстаканников, а над ним — вышитая хозяйкой картина. В кабинете хозяина фотографии предков, коллекция трубок и часов — все, как положено в уютном семейном гнезде.

Даже напольная плитка на кухне стилизована «под старину» — идею привезли из Италии.
– У Наташи, — поясняет Игорь Скляр, — есть приятель из Канады по фамилии Вронский, жена у него венецианка. Однажды, когда мы были в Италии, он повез нас в Венецию, в родовое поместье жены. А у них там и апельсиновый сад, и быков они разводят, и дом очень старый — XVII века. И там, в этом доме, пол был выложен древней плиткой, и нам захотелось что-то похожее сделать и у себя.
А еще им помогли Альпы. Игорь снимался у Евгения Евтушенко в картине «Детский сад». На съемках познакомился с замечательным австрийским актером Клаусом Брандауэром. Спустя несколько лет побывал у него под Зальцбургом, и нашему актеру так понравился альпийский дом, что он буквально загорелся альпийской идеей.

– Из Австрии, — вспоминает хозяин, — я привез толстенный каталог с разными планами, проектами, фотографиями. Там было несколько домов, которые мне нравились, но, увы, одна успешная строительная компания у меня его «замылила», попросив, как это бывает, посмотреть. Так что свой дом я уже рисовал по памяти. Получилась русская фантазия на тему альпийского шале.

Когда строишь — вникаешь

Строили дом довольно долго — с 1995-го по 2004 год. Когда приехали на участок, здесь были кусты, кочки, пустыри, стихийные огороды… Пришлось насыпать машин пятьдесят битого кирпича и щебенки — чтобы на место строительства могли заехать бульдозер, кран, экскаватор.

Сейчас этой скрытой работы не видно, а дом получился на загляденье. Размеры его 11 на 15, с фасада он выглядит приземистым, по-альпийски размашистым. Внутри все просто и разумно. На первом этаже — большая кухня-столовая, комната для гостей, гостиная, в которой разместился камин, и бильярдная (плюс 40 кв.м — хозяйственная часть: прачечная, котельная, гараж). На второй этаж, где расположились четыре спальни, ведет просторная лестница.

В холле второго этажа — уголок с пианино. В доме вообще много музыкальных инструментов: у сына Василия барабанные установки, у отца — гитары. Не так давно Игорь Скляр купил джазовую гитару и сейчас каждый день на ней играет, берет уроки у джазового учителя. Но это — к слову, а пока вернемся к строительству.

– Теперь в нашей местности дома делают на плавающих фундаментах, чтобы не мучится потом с подвижками грунта, с подвалами, с водой. А когда я начинал строить, и фирм не было, и строителей я сам искал, поэтому фундамент здесь самый простой — на 1,8 метра в глубину с гидроизоляцией.
– Кстати, надо ли хозяину знать все тонкости строительства?

– Ну конечно, когда строишь, во все вникаешь! Я помню, какой материал и состав раствора в кладке первых рядов. Сам помогал месить. Вникал в технологии, знаю, как рассчитать крышу, теплоспособность. Про этот дом я знаю все.

Есть, конечно, хозяева, которые отдали большие деньги, и им все равно, из чего сделаны стены. Утвердил человек проект, потом получил ключи и живет. Есть и такие творческие натуры, которые даже гордятся своей неприспособленностью к быту и неумением забить гвоздь. Скляр из другого теста, потому что дом для него — это гнездо, место, где осуществляется жизнь в самом ее правильном значении и назначении. И свое гнездо он строил сам.

Еще не вечер

Но даже в построенном и ухоженном доме — уйма занятий. Здесь есть простор и для взгляда, и для рук, и для мыслей.

И в этом хозяева видят одно из преимуществ загородной жизни. Нет и постоянного шума, к которому городские жители привыкают.

– Шум этот, — морщится хозяин, — очень действует на нервную систему. Постоянно за окном оу-у-вжиу-у-увжиу! Машины, шумы на лестничной площадке, люди и сверху, и снизу — улей пчелиный.

А здесь сидишь, как в норе. Часы тикают, дрова трещат — красота. Здесь музыка другая! И эта музыка очень многое определяет в жизни человека.

Игорь закуривает трубку и с гордостью показывает трубку Георгия Товстоногова, которую емуподарила Натэлла Товстоногова на 50-летие. Ее он курит в исключительных случаях. Да-да, мы с хозяином знаем, что пропаганда курения нынче запрещена (в кино скоро смогут дымить только отрицательные герои). Но курящий трубку Скляр в гостиной своего загородного дома очень органичен.

– Я не могу сказать, что всю жизнь мечтал о собственном доме. Но в жизни было несколько моментов, которые способствовали желанию его построить. Во-первых, больше всего в детстве мне нравилось приезжать летом к дедушке в Кировоградскую область, где у него был дом с садом,
с пасекой, с собакой в конуре. Во-вторых, когда родился сын, надо было думать о том, чтобы расширяться. В-третьих, нам нравилась загородная жизнь — в Павловске мы каждое лето снимали на весь сезон дачу.

Теперь дача им не нужна. Городская квартира осталась — в ней как раз идет ремонт, а Игорь Скляр живет с семьей в Павловске.

– Разумеется, — замечает хозяин, — в городе бываю часто, но дорога здесь хорошая (поскольку к нам часто стали ездить наши правители), так что ехать на машине приятно, а расстояние не больше, чем от центра до Озерков.

Тут к нам спустился младший Скляр — студент Василий, и мы с ним сыграли партию в бильярд. А радушный хозяин прекрасного загородного дома безмятежно наблюдал за игрой. Как, право, где-нибудь в Альпах.

comments powered by HyperComments

февраль 2010