434
0
Дмитрий Синочкин

Росреестр впадает в секретность

Глава Росреестра Олег Скуфинский, выступая в Совете Федерации, предложил «усилить защиту персональных данных».

 

Сенаторы эту идею поддержали; готовится специальный законопроект. «Сейчас каждый может получить информацию о каждом, заплатив установленные средства и даже без уведомления правообладателя, — заявил г-н Скуфинский. — И использовать эту информацию для совершения мошеннических сделок».

Это, конечно, правильно. Но «усложнение доступа» и так происходит уже несколько лет. Правда, мошенники тут ни при чем.

В 2016 году из базы Росреестра исчезли упоминания о собственности сыновей генпрокурора, успешных предпринимателей Игоря и Артема Чайки. Их престижные дома оказались записаны на загадочных ЛСДУ3 и ЙФЯУ9. Пропали сведения о приобретении дочерью министра обороны Ксенией Шойгу участка на Рублевском шоссе — в качестве собственника была указана «Российская Федерация». После развода президента подчистили историю квартиры на Васильевском острове, которой владела Людмила Очеретная (Путина).

Потом это стало широко распространенной практикой. Исчезли из ФГИС сведения о поместьях заместителей Шойгу, об особняке главы Генштаба в коттеджном поселке Афинеево. (Подробнее см. здесь: https://pasmi.ru/archive/287043/)

После скандала с арестом журналиста Ивана Голунова исчезли из реестров данные об особняках и дорогих квартирах причастных к этой истории высокопоставленных сотрудников ФСБ, пишет «Коммерсант» — https://www.kommersant.ru/doc/4011852.

После попытки отравления Алексея Навального, сообщает «Собеседник», были удалены данные об имуществе сотрудников, принимавших участие в спецоперации (см. здесь: https://sobesednik.ru/politika/20210310-gostajnoj-stali-dannye-ob-fsbs).

То есть «персональными данными» интересовались не мошенники, а в основном журналисты, приставали с дурацкими вопросами: откуда денежки на шикарный дом, кто дал квартиру и т.д.

Поначалу процесс засекречивания шел как бы стихийно и не был регламентирован: СМИ писали о «группе лиц», которым за особые заслуги было дано такое право — стирать информацию о себе из Росреестра. Но слуг у государства много, и персонально о каждом заботиться сложно.

В конце 2020 года, 30 декабря, был принят федеральный закон 515–ФЗ — про «обеспечение конфиденциальности». В список «защищаемых лиц» включены судьи, полицейские, следователи, таможенники, судебные приставы, а также сотрудники ФСБ, ФСИН, СВР и даже работники контрольных органов администрации президента и Счетной палаты. «При наличии угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество защищаемых лиц органом, обеспечивающим безопасность, налагается временный запрет на выдачу находящихся у оператора сведений о личности защищаемых лиц и об их имуществе...» Журналистское расследование об «особняках не по доходам» вполне можно расценивать как «посягательство на имущество», не так ли? Вон у ставропольского гаишника дом с золотыми унитазами грозят отобрать.

Дальше — больше: в ноябре 2021-го постановлением правительства РФ были приняты новые перечни сведений, составляющих государственную тайну. В них вошли: «сведения о дислокации, вооружении и численности армии, полиции, военных следственных органов Следственного комитета, прокуратуры, воинских подразделений противопожарной службы и т.д.». Данные о роскошной даче начальника МЧС — это ведь сведения о его дислокации, не так ли? За разглашение — до четырех лет...

Тут возникает еще одна непростая проблема. Серьезные люди при погонах любят селиться в хороших местах и в дорогих поселках. И у них нередко возникают сложности с соседями. (Точнее — у соседей с ними.) То забор поставят где вздумается, залезая на чужой участок, то дорогу перекроют и т.д. Президент у нас большой легист и советует если что обращаться в суд. А на кого подавать жалобу, если собственник — ЛСДУ3 или вовсе «Российская Федерация»?

 

если понравилась статья - поделитесь: