Подледная жизнь

Наши соседи по дачной жизни в Колокольцево, устав от праздничных трудов, решили отправиться на рыбалку. Числа так примерно третьего. Со спиннингами. Ну, а что: на градуснике — плюс, водоем рядом, организм требует активности. Сколько можно в оливье отдыхать.

Пришли на пирс. Закинули воблер. А он не тонет, то есть совсем. Скользит. Ветра нет, и ледок все же образовался. Его не видно, но он есть…. Со стороны, конечно, картина фееричная. Они еще потом уверяли, что подо льдом за воблером гналась огромная щука. Но укусить не смогла.

Невидимая граница разделяет два мира.

Тут на днях президент выступал, с посланием. Вы, наверное, слышали. И вот когда он призывал всех, сидящих в зале, совершить прорыв в генетике, а заодно, чтобы два раза с колен не вставать, еще и в сфере искусственного интеллекта, камера проехала по лицам и крупно взяла депутата Николая Валуева. В музыке это называется «контрапункт». Две мелодии звучат одновременно, но не сливаются.

Да, кстати: у нас теперь будет новое правительство. При вечном президенте.

Вот если честно: вас, дорогой читатель, что больше волнует — кто будет отвечать за энергетику или какая гадина уперла весь снег? И когда его, наконец, завезут?

Конечно, климат важнее. И куда интереснее. Он непредсказуем, и им никак не получается управлять, ни во зло, ни на благо. Можно только приспособиться. Придумать для свежести кондиционер. Для тепла — два провода сунуть в банку с соляным раствором. (А вы не знали? Учите матчасть, пригодится еще.) Конечно, есть известный рецепт, как устроить, наконец, долгую зиму на измученной жарой планете. Просто рвануть боезапас посолиднее. Желательно под вулканом. Но такие способы пока открыто не обсуждаются.

Нештатное тепло — как и аномальные холода — напоминает человеку, как он мал и хрупок, как немного от него зависит в этом мире. И человеку надо об этом напоминать. А то он воображает о себе невесть что — карту мира перекраивает, судьбы миллионов определяет. А сам, например, не может вслух дочерей по имени назвать. Попутно объясняя нам про семейные ценности. Странно это, согласитесь.

Вообще происходящее в пафосных залах под гербами все больше напоминает кунсткамеру. Вот сейчас собрали группу товарищей, которые будут готовить поправки в Конституцию. То есть в основной закон, по которому (теоретически) должна жить огромная страна. Персоналии удивительные! К такому важному делу призвали, например, сенатора Клишаса. Это автор знаменитого закона, карающего «за неуважение власти», радетель суверенного Чебурнета. Есть в перечне прыгунья Исинбаева, пианист Мацуев, казачий атаман Долуда, чудозвон Соловьев, бывший режиссер Шахназаров… (Этот очень грустит, что в стране нет единой идеологии — Конституция запрещает. Ну, вот и шанс.) К сожалению, не попали в основной состав Хирург и Гоблин — но этих, наверное, держат в запасе. На крайний случай, если «основа» не справится.

С трепетом жду результата.

На этот цирк лучше смотреть из-под воды, через тонкую корочку льда. Кстати, у рыбы угол зрения — почти 180%. Она тебя видит, а ты ее — нет.

Большие человеческие массы — они вроде климата. Плохо поддаются управлению. В них слишком много отдельных людей. И каждый норовит о своем, что поближе. О рецепте засолки огурцов, например, чтобы хрустели. Вот тот же сенатор Клишас: с трибуны несет такое, хоть святых выноси. Но домик в Швейцарии про запас держит…

Чем сильнее вектор власти расходится с повседневностью, тем больше граждан тянет к автономности. Они пожимают плечами и начинают договариваться напрямую, минуя структуры и учреждения. Это, конечно, долгая история. Ну, а куда спешить, собственно?

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин