Все врут календари!

Наших русских друзей в Германии долгое время преследовал когнитивный диссонанс. Идешь себе с предновогодними покупками, а у каждой по-немецки аккуратной помоечки  аккуратно составлены выброшенные елки. Немцы свое немецкое Рождество уже отгуляли.

В стародавние времена новый год у нас в России начинался в марте, после 1492-го — в сентябре, и лишь в 1700-м Петр Первый велел считать Россию Европой и бухать с 1 января. Даты совпали, а дни — нет…

Рождество в России празднуют 7 января. Крещение Господне, соответственно, 19-го. Между этими двумя датами — Святки (или Святочные вечера). И «старый Новый год», конечно же.

Многие из наших, нахватавшихся в европах чуждых обычаев, начинают отдыхать по григорианскому календарю — то есть с 24 на 25 декабря.

Тут надо отдельно напомнить. Юлианский календарь ввел известный политический деятель Юлий Цезарь — за 45 лет до рождения Христа. Год начинался с 1 января, потому что именно в этот день римские консулы вступали в должность. Календарь рассчитали александрийские астрономы. В нем была маленькая неточность: каждые 128 лет накапливался лишний день. Пустяк, казалось бы, однако через пять-шесть веков церковные люди заметили: Пасха получается какая-то странная. Храмы ведь строили так, чтобы в определенный день солнечный луч освещал нужное место.

Спорили долго; в 16-м веке, эдиктом папы Григория какого-то, на новый календарь перешли католики: просто объявили 5 октября — 14-м; затем, не спеша, — протестанты (Англия и Швеция — аж в конце 18-го века). В России пришлось дожидаться советской власти: григорианский календарь внедряли декретом Совнаркома, в 1918-м году.

Но православная церковь осталась при своем мнении, упорно отсчитывая церковные праздники от даты вступления в должности римских консулов. (У нас это называется «по старому стилю».)

В таком замшелом упрямстве заложен огромный отдыхательный смысл.

Русский (а как же!) филолог Михаил Эпштейн, преподающий теорию русской литературы в городе Эмори (штат Атланта), придумал даже специальный термин: «Межрождественье». С 25-го декабря по 7-е января русские, куда бы их ни занесла судьбина, отдыхают и празднуют. Устанавливая ровно посредине елочку — как отметку GPS между католической и православной традициями.

Святой Дух, кстати, подгадал с выполнением своей важной задачи весьма удачно: рождение сына у Марии, согласно божественному замыслу, как раз и должно было совпасть с зимним солнцестоянием, с началом нового солнечного года. С точки зрения православных, Мария немного переносила, но благодаря этой милой ошибке мы обеспечили себя самыми длинными выходными. (Последние годы многие из наших стали  учитывать в своих раскладах и китайскую версию начала года: «второе новолуние после зимнего солнцестояния», в 2016-м — с 7 февраля и аж на пару недель. А там, глядишь, и до Масленицы недалеко.)

Православные иерархи (вместе с ними и грузинские, и участь украинских) до сих пор считают мнение римского императора более важным, чем расчеты какого-то папы Григория.  

А Святки — это уже попытка приспособить к христианским верованиям старые славянские ритуалы. Переходный период, время взаимопроникновения «верхнего» и «нижнего» миров. Шествия ряженых в страшных масках, гадание об урожае, гадания на суженого — церковь с такими суевериями боролась, но без особого энтузиазма.

Мы, глобализированные горожане, эти ужасы помним главным образом по школьному Гоголю да по эпизоду из фильма «Арап Петра Великого». Правда, в телевизор иногда заглянешь — похоже: какие-то страшные хари пугают ядерным пеплом и вечной зимой.

Но солнце идет по кругу. Это твердо знали люди, работавшие на земле, — хоть древнеегипетские феллахи (воскрешение Осириса), хоть наши пращуры.

Детали и даты не так важны. Важен общий принцип: чем гуще тьма, тем ближе свет. Мы это знаем, и не головой даже (рациональный разум, к сожалению, не видит оснований), а крестьянской подкоркой. Опытом предков, когда после каждого очередного Мамая уцелевшие выползали из лесов, чтобы, матерясь, подсчитать убытки и вернуться к своим огородам и пашням.

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин

январь 2016