Вид сбоку

Это, оказывается, очень полезно: посмотреть на родные просторы со стороны. Тем более отели и билеты в Германию были оплачены задолго до «черного вторника». Рацион пришлось, конечно, скорректировать, а так: не пропадать же добру? Вот и понесло нас по долине Рейна и далее: Франкфурт – Рюдесхайм – Бинген – Бахарах – Сан-Гоархаузен – Кобленц – Браубах – Кельн – Ганновер – Дюссельдорф…

Прямо в аэропорту встречает обложка журнала Compact: фрау Меркель в хиджабе. И подпись: Mutti multi-culti.

Низкий сезон, сонное царство, пустые улицы.

Ну, допустим, Рюдесхайм. Десять тысяч жителей – впятеро меньше, чем в Сертолово. Но! При этом за год – 2,7 млн туристов. То есть почти как в Петербурге. Интересно, это им «мировая закулиса» помогает? Или сами как-то справляются?

В крохотном Браубахе – семейный отельчик Landgasthof ZumWeissen Schwanen. Переделанный из старой мельницы. У ресепшен, рядом с книгой отзывов – толстый фотоальбом. Как все это выглядело в 1978-м, когда некая немецкая семья за него взялась. И дальше, год за годом: восстанавливали фахверк, разгребали подвалы, прилаживали жернов (он вертится!), тащили старую утварь и аутентичную мебель. На черно-белых снимках – вполне хипповые ребята: бородатые, с убедительным хайром. У них все получилось.  

В замке Марксбург – экскурсия: пара русских, группка испанцев и два десятка немцев. Путешествуют, изучают свою историю.

У меня из путеводителей и форумов сложилась такая картинка: рыцарские распри на Рейне шли в основном между высокородными семействами Эпштейнов и Катцнеленбогенов. И вовсе не из-за проблем престолонаследия: копьем и мечом решали, кому обирать проходящие по реке караваны. В итоге, как водится, всех победили майнцкие епископы; потом по Рейну прошла железная дорога, и все закончилось само собой.

В славном городе Кобленце есть «немецкий угол»: Мозель впадает в Рейн. На излучине – 14-метровый конный Вильгельм с непонятной теткой сбоку. Церетели нервно курит. Вот под сенью императора ко мне пристал какой-то веселый немец. Поинтересовался, кто да откуда, и на ломаном английском стал объяснять, как это здорово, что у нас такой сильный лидер, и как он славно борется с капиталистами. Марксист, понимаешь. Я ему на том же трудно узнаваемом наречии разъяснил, что у них уже был сильный лидер, 70 лет расхлебывают. Но если соскучился – приезжай, вэлкам, будете вместе с закулисой бороться.

Перед базиликой - фонтан, на постаменте – надпись в два этажа. Первая часть разъясняет:   

An MDCCCXII / Mémorable par la campagne contre les Russes / Sous le préfectura de Jules Doazan. (Год 1812 / В память похода против русских / Префект Жюль Дозан). Под ней – продолжение, начертанное генералом русской службы Эммануилом де Сен-При: Vu et approuvé par nouscommandant / russe de la ville de Coblentz / le 1er janvier 1814 (Прочитано и одобрено русским / комендантом Кобленца / 1 января 1814).

Такой вот троллинг, «отлитый в граните».

Соблазн, конечно, сплошной соблазн. Не памятники и пейзажи – а муравьиная непрерывность деятельной жизни, комфортная ее обустроенность, наперекор историческим бурям.

Наверху это, конечно, понимают. Выпихнули служивых в Крым, перекрыли им выезд, а сами – в Европу. Пресс-златоуст Дмитрий Песков отметился под Франкфуртом, Арам Габрелян («ЛайфНьюз») предпочел провести праздники в Париже, орловский вице-губернатор Рявкин из Карловых Вар сообщил, что фуа-гра уродилась на диво. (Цитирую по подборке журнала «Город 812»).

В Ганновере – давние ленинградские друзья, уже много лет на неметчине. Стол – по-русски: утром сели, вечером отползли. Но за столом обсуждают тонкости позиций ХДС и СДПГ: кто за кого будет голосовать. Всерьез, как о важном! Местные дела: у них половину городского сквера оккупировали суданцы, протестуют, кого-то из них выперли из страны. Палатки, костерок… Ну, муниципалитет поставил им биотуалет: протест протестом, а порядок должен быть. На разговоры об Украине друзья наложили запрет: не то чтобы позиции сильно расходятся, а так, от греха подальше.

Мы все примеряем: Восток, Запад, суверенная демократия, еще какая-то… Мне кажется, беда в том, что мы пытаемся  скопировать статичную модель. А живем-то – в динамичном процессе, да еще с ускорением.

Как знать, получится ли в следующий раз поехать? На танке как-то неохота.

 

Удачи вам!

Архив номеров
Главный редактор
Дмитрий Синочкин

январь 2015

Дома и люди