1115
0
Желтов Артём

Стратегия без права выбора

В зеленогорском отеле «Гелиос» было людно, шумно и статусно. Правительство Ленинградской области и ЦСР «Северо-Запад» проводили сессию стратегического планирования «Сценарии развития Ленинградской области: проекты, механизмы, дорожные карты».

Организатором мероприятия выступал разработчик Концепции стратегического развития ЛО — Фонд «Центр Стратегических Разработок “Северо-Запад”» (ЦСР СЗ). Послушать и поговорить про стратегические перспективы собрались правительство Лен-области, представители муниципалитетов и бизнеса, эксперты и журналисты. В начале мероприятия в главном зале «Гелиоса» яблоку было негде упасть. Правда, не обошлось без досадных накладок: изначально мероприятие планировалось на два дня (что нормально для подобных сессий), а потом его внезапно, без предупреждения, решили уложить в один. Что по этому поводу думали иногородние участники, оплатившие из своего кармана недешевое проживание в «Гелиосе», история умалчивает.

Для создания документов уровня региональной стратегии, как правило, прибегают к услугам «фабрик мысли», одна из лучших среди которых — петербургский ЦСР СЗ. Несколько лет назад в рамках федеральной инициативы концепции развития разрабатывали для всех регионов страны. Тогда Ленобласть не тратила усилий на подобную суету, справедливо полагая, что от ее собственного мнения по вопросам развития территории, граничащей со вторым мегаполисом страны, в общем, мало что поменяется. Прошло время, сменилась власть, в область пришли серьезные деньги и проекты. Появились и большие проблемы. К при-меру, Вуоксу сначала объявили курортом, а потом начали тянуть сквозь нее грузовую железнодорожную ветку, поставив тем самым жирный крест как на предыдущих заявлениях, так и на многих инвестиционных инициативах. Другой пример — безумная хаотичная многоэтажная застройка ближних пригородов, создающая транспортный коллапс и лишающая область возможности развития городской среды, промплощадок и пригородной рекреации. Стало понятно, что хотя бы какое-то стратегическое управление региону все равно необходимо. Как минимум хорошо бы иметь внятную концепцию развития, задающую сценарий отношений с мегаполисом и систему приоритетов, которая позволяет осмысленно принимать стратегические решения в разных областях.

Доклад по Концепции начался с аргументированной констатации того, что область исчерпала внутренние ресурсы предыдущего этапа развития (инфраструктуры, площадки, людей и т.д.) и надо что-то делать. С этим, в принципе, никто не спорил. Вынесение проблем из ядра агломерации на периферию, рост нагрузок на инфраструктуру, сложности со структурой занятости, уменьшение населения и потеря связанности территорий, дальнейшее расползание многоэтажной жилой застройки и перспективное появление трущоб ни к чему хорошему не приведут. Однако при переходе от проблем к сценариям и механизмам развития документ начал давать сбои.

Целевым сценарием для Ленобласти было названо формирование диверсифицированной инновационной экономики и «структурированной агломерации» с новыми специализированными районами (Гатчина, Сосновый Бор — наука, Всеволожск — «новая промышленность», Усть-Луга, Приморск  —«новая логистика»). Его основа — создание условий для появления новых источников развития экономической и социальной сфер региона, осмысленная работа по развитию многоядерной агломерации. В этом смысле предлагаемый сценарий принципиально дисбалансирован: он предполагает сильную диверсификацию, активную позицию самих территорий, их конкуренцию между собой, а также отход от политики «все важно» и «социально ориентированного развития». Ход сильный, интересный, хотя высокорисковый и явно отягощенный многообразными проблемами на местном уровне. Однако ни его элементы, ни последствия всерьез раскрыты не были.

Кроме того, из представленного материала так и не удалось понять, чем новая политика отличается от старой (инерционной, неэффективной и справедливо заклейменной разработчиками). Все перечисленные элементы «активного сценария» и так реализуются: приходят новые форматы ритейла и рекреации, выстраиваются локальные агломерации, улучшается городская среда, развиваются (правда, часто со скрипом) пилотные инновационные зоны и инфраструктурные проекты. В чем же новое? Где содержание задуманного стратегического хода? На этот вопрос Концепция пока ответа не дает.

Правда, текст и презентация Концепции на момент подготовки этого материала пока не завершены и не утверждены. С рабочим вариантом можно ознакомиться на сайте http://lenobl2025.ru. Кстати, разработчики Концепции заявляют, что готовы учитывать конструктивную критику и предложения.

Возможно, причина в том, что при разработке Концепции авторы опирались не на возможные и перспективные решения, а на существующие проекты. В пользу этой гипотезы говорит и содержание работы на сессии стратегического планирования. Обычно на таких сессиях акцент делается не на обсуждении существующих инициатив (это часть «домашней работы» разработчиков), а на их переосмыслении в новом контексте и на поиске новых идей. Здесь же работа свелась к презентации и обсуждению уже существующих проектов. В группах, где были один-два проекта, идея еще как-то работала, а вот в группе по туризму (где автор бился за областную гастрономию) все время ушло на заслушивание набивших оскомину и, если честно, не имеющих отношения к новой стратегии проектов развития разнообразных крепостей и музеев.

Среди предложенных проектов иные вызывали оторопь. Например, в Ломоносовском районе всерьез предложили создать образовательный кластер, объединив на нескольких сотнях гектаров Финэк, Университет водных коммуникаций и что-то еще. Как это делать, с помощью каких рычагов, а главное — зачем, понять не удалось. 
Впрочем, было и интересное. Например радиологический кластер в Гатчине, портовый кластер в Усть-Луге, перинатальные центры и модульные быстровозводимые врачебные амбулатории по области — действительно, без шуток, важные и нужные решения. То, что они сейчас довольно успешно реализуются, позволяет предполагать: даже если с «активным сценарием» в области не сложится, все-таки какие-то подвижки в стратегическом развитии Ленинградской области произойдут.

В итоге результаты работы единственного дня стратегической сессии свелись к весьма банальным вещам: городскую среду — развивать, рекреацию — продвигать, кластеры и промпарки — создавать, больницы — строить.

Управленчески все это, конечно, очень удобно и понятно. Но в чем содержание нового стратегического пути, ни понять, ни придумать не удалось. Что куда хуже, заметная часть предлагавшихся проектов (те же промпарки или проекты по туризму) в течение ближайших нескольких лет окончательно потеряет актуальность: изменятся стандарты производств, рынки туризма, стандарты городской среды и т.п. Если этот момент в Концепции как-то не учесть, есть риск, что «активный сценарий» окажется даже не инерционным, а вовсе регрессивным: в погоне за поддержкой существующих проектов область рискует проморгать новую волну развития.

Хотя потоки денег, формирование новых рынков и людские инициативы так просто остановить все равно не получится. Случатся и новая городская среда, и промышленные кластеры, и новые форматы туризма. Будут, конечно же, и все обозначенные проблемы с развитием агломерации, и многие другие, но наступать светлым днем на вольготно раскинувшиеся грабли — это вообще национальный спорт, так что переживать об этом не стоит. А лет через семь, когда новая реальность окончательно войдет в рассогласование с ранее выбранными приоритетами, Концепцию можно будет изменить.

если понравилась статья - поделитесь:

январь 2013

Новости компаний