1194
0
Дмитрий Синочкин

Главный архитектор Всеволожского района Эдуард Акопян: «Ошибки в строительстве – это очень надолго»

В этом году в аналитических отчетах стала появляться фраза: «В Петербурге больше всего новостроек расположено во Всеволожском районе…» Абсурд, конечно. Но он отражает реальность: агломерация складывается на наших глазах, административные границы становятся условными. И районный архитектор волей-неволей оказывается втянутым в клубок сложно переплетенных интересов и непримиримых противоречий.

- Вы сейчас ощущаете себя больше архитекторомили чиновником?

- В последние годы, не буду кривить душой, больше чиновником, конечно.

- Какие функции считаете главными?

- На самом деле второстепенных-то и нет. С точки зрения отношения к делу – неважно, рассчитываешь ты размещение «Форда» или дачного домика. Оба заявителя – субъекты градостроительной деятельности. И для человека, который пришел согласовать веранду, она не менее важна.

- Но фасады вы уже не рисуете?

- А вот и рисую. Правда, для себя. В конкурсах не участвую. Но и в административной работе есть какие-то приоритеты, субъективные моменты… Я сторонник малоэтажной застройки, об этом многие знают, и когда нам приносят на согласование многоэтажное здание в деревне – конфликт практически неизбежен. Пытаюсь убедить, что это неправильно.

К сожалению, правила в градостроительной сфере и в земельном законодательстве еще не устоялись. Некоторые базовые документы не стыкуются. Например, закон о местном самоуправлении, Градкодекс и Земельный кодекс – три главных закона, определяющих лицо населенных пунктов, противоречат друг другу. Дачные товарищества вообще выпали из законодательства. Как можно контролировать ИЖС, когда по закону разрешение дается на 10 лет, и проект не согласовывается вообще ни с кем?

- Мысль законодателя понятна: хотели убрать жесткую регламентацию, которая была, например, всоветских садоводствах.

- Но ведь сейчас-то строят не садовые домики! И какой-нибудь крохотный фельдшерский пункт надо согласовывать, а огромный особняк – нет!

- И что же делать с многочисленными СНТ и ДНП?

- Надо их вводить в градостроительное законодательство. В статусе населенных пунктов. Чтобы был не хаос, а порядок. Многие дачные товарищества позиционируют себя как коттеджные поселки. Должны быть правила застройки, потому что строится капитальный объект на сельхозке – а там не должно быть капитальных объектов! Это абсурд.

- Абсурда хватает и в границах поселений, где регламенты и правила вроде бы есть…

- Муниципальные образования сегодня самостоятельны. И то ли от неумения, то ли от неопытности совершают немало ошибок. Например, когда дома возводятся по городским нормам, а улица между ними рассчитана по сельским. А ошибки в строительстве - это очень надолго. Самостоятельность нужна и полезна, когда проект выполнен качественно, профессионально…

- Ну, в Мурино же нашлись рычаги для исправления ситуации.

- Лучше бы их не использовать. Потому что эти проблемы касаются не одного человека, а целого населенного пункта, района или даже субъекта федерации. Здесь не должно быть крайностей.

- Но почему же проект планировки в Мурино не был опротестован тогда, когда его принимали, тоесть два года назад?

- Появилась воля. Когда два года назад мы о том же твердили, политической воли не было.

- То есть разумных правил мало – хорошо бы их еще разумно применять?

- Ну конечно. Если на местном уровне даны полномочия, их надо использовать для главного – для улучшения среды обитания.

- А что такое улучшение, мы все понимаем одинаково? Например, когда человек переезжает изкомнаты в коммуналке в дешевый таун-хауз – и далековато, и социалки нет, но все-таки этоотдельное жилье. Главное, чтобы у него не было иллюзий

- В том и беда, что они есть! Есть иллюзии, что придет могучее государство, все построит и все исправит. А государство порой даже и не в курсе: собственник размежевал участок на клетушки, понастроил домиков и никому не сообщил…

Но сейчас формируется реестр планировочной документации, система мониторинга; к концу января генпланы будут почти у всех – будем выкладывать в Сеть, кто и где строит.

- Кстати, в каком состоянии градостроительная документация в поселениях Всеволожского района?

- В декабре пройдет утверждение территориальной схемы, семь генпланов из 20 утверждены, идет согласование… Я пока не говорю о качестве – только о сроках.

- Есть предположение, что муниципалитеты стремятся как можно больше земли захапать поджилую застройку, чтобы потом получать отчисления от инвесторов, пополнять бюджет и нетолько.

- Предположение не лишено оснований. Районная схема терпланирования уже вошла в противоречие с планами муниципалитетов. Расчетная численность должны быть реальной, а не абсурдно завышенной.

Сейчас как считают? Есть емкость (сколько метров можно построить на гектаре) – и отсюда начинают выводить численность, из расчета по 30 кв.м на человека. Это не связано ни с экономикой, ни с демографией – просто условные люди на условной площади.

- А у области хватит полномочий отклонить такой генплан?

- Область может отклонить. Муниципалитет с этим не согласится и утвердит. Дальше – либо надзорный орган через прокуратуру отменяет, либо уведомляет, что генплан принят без должного ТЭО. Ведь в населенном пункте свои функции исполняет не только местная администрация, но и власти более высоких уровней. Вот и сообщают: денег на социалку и медицину в желаемых вами объемах нет и не будет…

Надо правильно расставить приоритеты. Важнейший элемент – транспортная схема. Потом инженерия, социалка и только после этого – жилье.

- Нередко возникает подозрение, что трогательное взаимопонимание местной власти изастройщиков не бескорыстно.

- Это уже не совсем градостроительная область. Но это действительно так, и здесь отрицательную роль сыграли переносы сроков, отпущенных на генпланы и ПЗЗ.

Последние крупные работы по генплану проводились 15-20 лет назад. А чтобы столько генпланов выполнялись одновременно по всей России – это впервые. Вдруг возник огромный рынок проектных работ. Просто не хватает надежных фирм и квалифицированных специалистов. Плюс негативное влияние закона о госзаказе – убрали лицензии, сертификаты; ввели частную экспертизу.

- Тот механизм по отмене проектов планировки, который отрабатывается в Мурино, будетиспользоваться в других поселениях?

- Обязательно, потому что других рычагов у нас практически нет. Но отмена проекта планировки не обязательно приводит к отмене градплана, здесь возможен компромисс, какие-то промежуточные решения. Зависит от задачи: или предотвратить негатив и идти дальше цивилизованным путем, или торговаться (если уж называть вещи своими именами) за решение части задач на конкретной территории. Если не устранить – так хотя бы минимизировать возможный ущерб. Важнее предотвратить то, что еще не свершилось.

Посмотрите: сегодня, разговаривая о градостроительстве, мы практически не обсуждаем архитектуру, соразмерность, фасады, цвет, рядность. И это очень грустно. Когда задаешь такие вопросы, это вызывает удивление. Но так мы дойдем до абсурда.

Не до фасадов. При плотности в 20 000 кв.м на гектар, если все люди разом выйдут из домов на улицу, им встать негде будет!

- Если в законодательстве есть лазейка – бизнес ее использует. Это его природа.

- Вы думаете, в другие муниципалитеты не приходили с такими предложениями? Большинство не согласились. Юкки, Агалатово, Романовка оставили анклавы старой сельской застройки и новую малоэтажку.

- Есть новые проекты, которые вам нравятся?

- В принципе – Всеволожск, в малоэтажной его части. Комплекс Hakkapeliitta на Румболовской горе для сотрудников завода Nokian Tires – изумительный квартал получился. Четыре этажа, детская площадка, парковка. Аккуратно, не вычурно. И будет дальше развиваться… И частный застройщик, работающий на свободном рынке, тоже так мог бы – будут лучше покупать.

- На строительном рынке неспокойно: во Всеволожске обсуждение ПЗЗ вылилось в митинг

- На самом деле это приятно. Я столько лет работаю, и такой интерес к градостроительной документации вижу впервые. Раньше было просто безразличие. Я считаю, это позитивный опыт. Администрация прислушалась, в чем-то пошла на компромисс …Хотя застройщикам это не нравится. Есть компании, которые выиграли конкурс, года полтора готовили эту территорию, им объявили правила, а теперь меняют!

Конечно, на слушания по генпланам, по ПЗЗ приходят специально обученные люди, но в целом обсуждения проходят объективно и заинтересованно. Это не значит, что любое предложение будет принято просто потому, что оно прозвучало. Это все впервые – механизм еще создается.

Я тоже выступал на слушаниях, попросил убрать жилую застройку с сельхозземель, с лесных участков, понизить этажность… Более 2000 га сельхозки включено в земли поселений – это же 50 лет застраивать!

- Складываются новые правила. Сколько нужно времени, чтобы люди к ним привыкли? Сегоднявласть захотела – прислушалась, не захотела – не прислушалась

- Через два года выборы. Придется учитывать мнение граждан. Они сами поняли, что это важно – и для себя, и для детей. Если я подкопил денег, купил комфортное жилье на природе, переехал, а мне через два-три года снова подсовывают Ржевку – это как-то не совсем то…

Еще раз подчеркну: мнение граждан важно, но решение должны принимать профессионалы.

- И кто будет решать, к примеру, нужна ли церковь в парке рядом с «Новым Оккервилем»?

- Там не все так просто. Сделали парк - это хорошо. Но собственника территории не спросили – это плохо. Это государственная земля, ею распоряжается район. Два-три года назад там собирались строить комплекс для правительства, решение до сих пор не отменили. У церкви нет зарегистрированных прав на эту землю, но и у обитателей ЖК их тоже нет.

- С точки зрения здравого смысла, приоритет имеет точка зрения тех, кто здесь купил жилье ибудет жить.

- Не получится. Иначе первые покупатели скажут: а вот так хорошо, не надо больше ничего строить… В «Новом Оккервиле» пока предложили два варианта. Первый – парк и медицинский комплекс; при нем можно разместить и церковь, но небольшую. Если хотите большую – можно построить ее за речкой. Это логичнее – поближе к сетям, она будет центром притяжения двух микрорайонов, можно зарезервировать возможности для развития.

- Кстати, о специалистах: профессор Глазычев считал, что урбанистика в России убита как научноенаправление Депутат ЗС ЛО Владимир Петров сетует на низкий уровень управленцев в ОМСУ

- В области более 220 муниципальных образований – где взять столько же специалистов-архитекторов? А по-хорошему надо бы побольше – по два-три человека в крупных поселках. Этому же надо учиться, причем долго.

Умение рисовать фасады и распределять объемы и умение размещать объекты на местности – это разные специальности, хотя базовые знания те же.

- Город все дальше запускает щупальца на территорию области, и она понемногу перестает бытьсобой.

- Надо последовательно бороться за зелень, за сохранение лесов. На мой взгляд, оптимальная форма – ООПТ. Участки леса должны быть гарантированно защищены от посягательств. Хотя это непросто: возникают новые обязанности, ограничиваются права власти распоряжаться землей. Но ты сегодня власть, а вчера не был властью и завтра не будешь. И тогда ты начнешь задавать те же вопросы, которые тебе задают сегодня. Любой человек хочет быть защищенным от неприятных сюрпризов.

- У вас есть собственный дом?

- Да, во Всеволожске. Купил недостроенный, некоторые параметры были заданы, кое-то переделывал. Мне ближе отсутствие коридоров, одноэтажный дом, большое внутреннее пространство, большие окна, выходящие на сад. И желательно без заборов. Еще важно: большая веранда с выходом на улицу. Летом вся жизнь проходит в гостиной и на веранде

если понравилась статья - поделитесь:

январь 2013

Новости компаний